ОБОРОНА ОДЕССЫ 1941 ГОДА В ТРАНСПОРТНОМ КОНТЕКСТЕ

1. О роли трудов железнодорожников и их начальников замолвить слово…
С началом Великой Отечественной войны южный фланг Советско-Германского фронта на границе СССР с Румынией высшее руководство страны и Управление военных сообщений РККА считало одним из стратегически важных. Железнодорожные направления Вапнярка-Ямполь-Могилёв-Подольский и Бессарабское с имеющимися там железными дорогами, стали главными путями подвоза всего необходимого для Южного фронта.
Тут врага на границе с Румынией встретили войска 9 армии генерал-полковника Я.Т. Черевиченко, но здесь с началом войны оказался только один восстановительный железнодорожный батальон – 20 ОВЖДБ. О наличии каких-либо специальных формирований НКПС с началом войны, как мы выяснили ранее, пока сведений нет(1).
В целом, оборонительные сражения для войск РККА на юге страны оказались не удачными, и уже в июне-июле 1941 года враг захватил большую часть Молдавии с её железными дорогами и вышел, местами, на территорию Одесской области, частично захватив Одесскую дорогу. Возможно, не лишне будет напомнить, что в это время на всём протяжении гигантского Советско — Германского фронта уже прошли кровопролитные приграничные сражения в Белоруссии и Прибалтике, шло немало других сражений – в районах Смоленска, Умани, Киева, и уже были огромные потери личного состава РККА.
Но, всё-таки, уникальность Одесской оборонительной эпопеи (официально с 9 августа по 15 октября 1941 года) даже на таком фоне кажется неоспоримой: впервые с самого начала Великой Отечественной войны Красная армия и флот своим упорством и волей к победе смогли в ходе обороны Одессы на73 дня задержать и перемолоть буквально огромное количество вражеских войск. Защитники будущего города — Героя показали всему миру, что у врага в Советском Союзе не получится лёгкой прогулки, и его ждут очень тяжёлые испытания в будущих битвах. Немецко-румынские захватчики тогда не сделали должных выводов, но свою пиррову, умытую кровью победу, конечно, не забыли.
Но эта работа посвящена, разумеется, не описанию боевых действий частей и соединений Красной армии и Черноморского флота при обороне города Одессы – об этом написано множество различной художественной, мемуарной и научной литературы, сняты отличные кинофильмы, установлены памятники и мемориальные доски героям обороны. Есть очень подробные материалы на сайтах Минобороны России и militera.lib.ru. Рассказывать о том, что уже давно всем хорошо известно, не входит в задачу автора.
А вот то, что во всём этом множестве источников почти не раскрыта роль железных дорог в этой обороне, мало известно о трудах и подвигах военных и гражданских железнодорожников, органов военных сообщений, выполнявших очень незаметную, но крайне нужную в условиях обороны боевую задачу транспортного обеспечения боевых действий ООР, а чуть позднее – Приморской армии — факт.
Можно считать, что эта работа – попытка немного приоткрыть забытые, неизвестные и пропущенные исторические факты об участии в обороне Одессы этого множества упомянутых выше людей, не щадивших своих сил и жизни для выполнения многообразных боевых задач транспортного обеспечения обороны города.
Уникальность транспортной составляющей обороны Одессы так же в том, что в ней приняли активное участие целых три отдельных железнодорожных батальона, оказавшихся там совершенно разными путями, имевшими весьма отличавшиеся друг от друга боевые и специальные задачи, и даже имевшие кратковременно подчинение различным органам управления Приморской армии. Наверное, поэтому особенностью всех материалов, которые имеются о деятельности частей железнодорожных войск, органа военных сообщений Приморской армии и трудах гражданских железнодорожников при обороне Одессы, является их практически полная разрозненность, которую можно объяснить только тем, что все они создавались людьми, мало или никак не связанными общими задачами.
Наверное так могло случиться только из-за сложной боевой обстановки при обороне города и железнодорожной сети – читая что-то о действиях одних, создаётся неправильное впечатление, что больше никто и ничего из железнодорожников в Одессе не делал, хотя на самом деле это было не так.
Значит, учитывая «спрессованность» и быстротечность событий обороны Одессы по времени, попробуем излагать происходившие события в хронологическом порядке и, по возможности, в их логической взаимосвязи. Поэтому сразу информация о главных военных начальниках на железных дорогах Одесской обороны того времени.


Начальник отдела военных сообщений штаба Одесского ВО, затем Одесского ОР майор Лесин Константин Михайлович (до 25 августа 1941 года) -1893 года рождения. В Красной армии с 1919 года. Непосредственный начальник всех структур управления НКПС и железнодорожных частей на Одесской ж.д., один из инициаторов строительства бронепоездов и формирования в Приморской армии отдельного эксплуатационного железнодорожного батальона из гражданских железнодорожников Одесского узла (Решение Военного Совета ПА от 14 августа 1941 года). В дальнейшей службе полковник, награждён орденами Ленина, «Красное Знамя», «За оборону Одессы» и другими медалями.


Заместитель, затем начальник отдела ВОСО штаба Приморской армии подполковник Коробко Павел Фёдорович (с 25 августа 1941 года) — 1893 года рождения, участник Гражданской войны 1919 – 1920 годов, член ВКП/б/ с 1921 года, опытнейший ВОСОвец. 23 июля на переправе через залив Бугаз получил контузию головы, но остался в строю. Руководил действиями частей железнодорожных войск при организации восстановления и технического прикрытия во время обороны города, строительством, движением и ремонтом Одесских бронепоездов и поездов снабжения. Был так же членом комиссии ООР по изготовлению оружия, в т.ч. бронепоездов. Принимал участие в формировании, подборе совместно с руководством Одесской ж.д. руководящих кадров и постановке задач отдельному эксплуатационному железнодорожному батальону Приморской армии. Руководил эвакуацией паровозов по морю из Одессы, заграждением железных дорог и объектов Одесского узла во время эвакуации войск ОПА. Наградные документы на солдат и офицеров всех железнодорожных батальонов, участвовавших в обороне Одессы, подписаны его рукой. Орденом «Красная Звезда» награждён в 1943 году. В дальнейшей службе полковник. Награждён орденами Ленина и «Красное Знамя», медалью «За оборону Одессы» и другими медалями.
                               2. Одесская железная дорога под ударами врага

    Схема Одесской железной дороги 1936 года

Наверное, будет правильно рассказать об общей обстановке, сложившейся на Одесской магистрали с началом Великой Отечественной войны, чтобы понять всю сложность выполнения задач, впрямую влиявших на устойчивость обороны Одессы. Тем более, что об этом написана не одна документальная книга, а наиболее информативная и, поэтому ценная, мне подарена и переправлена непосредственно из Одессы совсем недавно моим другом детства Геннадием Глотовым. Это книга «Страницы истории Одесской железной дороги» на украинском языке, вышедшая в Одессе в 2005 году(1). Тогда страна под названием Украина, ещё была более-менее вменяемой, и относительно правильно воспринимала свою историю. В том числе железнодорожную, времён Великой Отечественной войны. Спасибо, Гена – пусть об этой книге и борьбе железнодорожников Одесской дороги знают и в России, хотя, конечно, следует учитывать некоторые нюансы, о которых я уже упоминал выше и скажу ниже.
Главный из них — очевидный отрыв описания событий от общего контекста работы органов управления железной дорогой в условиях войны, который обязательно включал в себя, прежде всего, наличие полного и безусловного руководства всем, происходившим на магистрали, органов военных сообщений Красной армии. В это сложное время – необходимо подчеркнуть, что все действия по обеспечению живучести дороги, её объектов, устранения разрушений и последствий ударов с воздуха, движения поездов и восстановления, о которых читатель сейчас узнает ниже, могло и осуществлялось только под руководством и с ведома армейского командования в лице отдела ВОСО штаба 9 армии и, после образования ООР – Приморской армии. Органы военных сообщений на станциях несли полную ответственность за выполнение приказов командования, касающихся всего происходящего на транспорте, в первую очередь продвижение поездов снабжения и эвакуации, причём ответственность была по-фронтовому, очень высокая и наступала очень быстро. И «инструментом» в их руках были военные и гражданские железнодорожники. Это важно понять, и этого читатель, к сожалению, не узнает и не прочитает – ни про военных комендантов станций и железнодорожных участков (ЗКУ) и их работе, ни про части железнодорожных войск, трудившихся вместе с гражданскими работниками, а иногда и вступавших в бой с врагом на большинстве этих станций и перегонах.

 

Разрушения на станции. Немецкое фото из Интренета

 

 

«22 июня 1941 года на Одесской железной дороге было объявлено военное положение. Основной контингент работников перешел на казарменный режим, так как вступили в силу правила и распорядок военного времени. На крупных станциях создавались аварийные, ремонтные, санитарные летучки, пожарные поезда, санитарные дружины из работников железной дороги, которые еще в мирное время прошли специальное обучение и выполняли свои новые обязанности без отрыва от производства.
Дорога располагалась на территории 6 областей УССР (Одесской, Херсонской, Николаевской, Кировоградской, Черкасской и Винницкой) и обеспечивала снабжение Юго-Западного и Южного фронтов. Ежедневно на имя руководства дороги поступали приказы командования фронта о пропуске за Днепр 30-40 поездов в сутки. Одновременно резко возрос поток встречных эвакуационных перевозок. На отдельных участках в ожидании пропуска на Восток находилось 100 и более поездов. По приказу управления дороги движение на этих участках осуществлялось караванным способом — с интервалом 50-60 метров поезда от поезда»(1).

 

В этих двух абзацах только в одном месте упомянуто командование Юго-Западного фронта, которое, яко бы, давало указания «руководству дороги»: на самом деле вся деятельность любой дороги по всей стране уже находилось в руках отделов военных сообщений армий и их начальников(ЗР). В 9 армии – напомню, это был полковник П.И. Румянцев (1885 г.р.), назначенный с началом войны на этот пост с аналогичной должности в штабе ОдВО. Все трудовые и боевые подвиги железнодорожников Одесской дороги, о которых читатель узнает ниже, включая, разумеется, организацию движения поездов караванным способом, происходили только по его приказу, под личным контролем и ответственностью. Пока в августе Одесса с войсками Отдельной Приморской армии не оказались в окружении

«Противник беспощадно бомбил станции, железнодорожные узлы, мосты, отдельные поезда на перегонах. Первый воздушный налет фашисты совершили на станции Карпово и Знаменка 22 июня в 20 часов.

Станция Знаменка летом 1941 года. Немецкое фото из интернета

 

 

 

В последующие дни вражеским налетам были подвергнуты все узлы дороги, в особенности Раздельная, Котовск, Христиновка, им. Т. Шевченко, Помошная, станции Кирово-Украинское, Вознесенск, Голта и все станции Одесского узла. Их бомбили по несколько раз в день.
С 22 июня по 6 августа 1941 г., по неполным данным, Одесская дорога подверглась 300 налетам вражеской авиации, из них 6 были массированные, 108 – групповые и 186 — одиночные. На все узлы, станции и разъезды было 209 налетов, на перегоны — 91, на отдельные поезда — 51. На объекты дороги было сброшено 50 тысяч бомб разного калибра. В первые дни войны было повреждено 40 паровозов, 2062 вагонов, 3276 звеньев путевой решётки, 687 стрелок, 1340 проводо-километров связи, 111 служебных и жилых зданий, 35 вокзалов, 12 случаев серьезного повреждения водонапорных башен. Было много и человеческих жертв. В районе боев, станции и другие объекты железной дороги были разрушены еще и от артиллерийских обстрелов. Особенно досталось станциям Конецполь, Голта, Ормек, Дачная, Ксениево, Кучурган, Кировоукраинская.

Разрушения на станции после удара немецкой авиации. Немецкое фото из интернета

 

 

 

 

Железнодорожники, понимая всю важность своей роли в обеспечении живучести дороги, прилагали максимум усилий для обеспечения перевозок как в сторону фронта, так и встречных, эвакуационных. Каждый рейс, каждый километр восстановленного пути под огнем противника, был в то время подвигом. Описания самоотверженных действий железнодорожников зафиксированы в дневнике работы дороги в те трагические дни с 22 июня по 13 августа 1941 года, а также в воспоминаниях участников тех событий»(1).

Сложно предположить, что могла сохраниться служебная документация военных комендатур станций и железнодорожных участков, перечисленных выше и упомянутых ниже в тексте книги – малочисленным комендатурам ВОСО в те времена было не до ведения документации и сохранения архивов. Но на каждой из этих станций именно ЗКУ тогда был главным начальником, со всеми вытекающими последствиями.

«27 июня 1941 г. на станцию Котовск был совершен налет 11 вражеских самолетов, сброшено 26 бомб, как следствие — пожары и разрушенные железнодорожные пути. Люди не могли оставаться безучастными к происходящему. Так, шофер пожарной команды Дудник, рискуя жизнью, с огнетушителем в руках бросился в загоревшийся вагон, груженный авиабомбами, сбил огонь и спас станцию и стоявшие рядом поезда.
На железнодорожную станцию Шевченко, за одну неделю — с 3 по 11 июля фашисты совершили 18 массированных налетов, было уничтожено 580 вагонов, нарушена связь, более 1200 человек убито и ранено.
13 июля 1941 г. на станции Раздельная во время воздушного налета, были разбиты все пути, возникли многочисленные пожары, убиты и ранены около 1000 человек. Медицинский персонал санитарного вагона — врач С. Б. Артеменко, медицинская сестра Т. И. Мартыненко и санитарка Ткаченко в течение трех суток под обстрелом оказывали помощь пострадавшим. В составах воинских поездов с боеприпасами, фуражом, вещевым довольствием и войсками возник ряд пожаров, сопровождавшихся огромной силы взрывами вагонов с боеприпасами. Пожарный поезд железнодорожной станции первым приступил к тушению огня, на помощь ему прибыл поезд из Одессы, бойцы которого, несмотря на обстрел с воздуха, ликвидировали пожар, охвативший 10 пятидесятитонных цистерн с авиационным бензином. От высокой температуры на пожарных воспламенялась одежда. В это же время, моторист поезда станции Раздельная Бойко, на оставленном паровозе вывез из опасной зоны два воинских эшелона и 8 вагонов с боеприпасами. 18 часов сражались с огнем на этой станции личные составы пожарных поездов (начальники Доля и Ордынский), им удалось спасти 400 вагонов с военными грузами.
На станции Шевченко 22 июля, во время бомбежки, диспетчер паровозного депо Пивоваров, под осколками рвущихся в вагонах снарядов, растаскивал составы и вывел на перегоны 5 паровозов. 4 августа на станции Кирово-Украинское (Кировоград) во время массированного налета авиации противника возникли десятки пожаров. В деревянном пакгаузе находилось 1500 раненных бойцов Красной Армии. Пожарный поезд под началом Будяка, был доставлен к пакгаузу и возгорание было ликвидировано, а жизнь бойцов спасена.
8 августа на станции Буялык от вражеской зажигательной бомбы загорелись 4 цистерны с авиационным бензином. Благодаря своевременным действиям бригады пожарного поезда станции Одесса-Сортировочная (начальник Галущенко) пожар был ликвидирован.
Но иногда работники железной дороги и сами наносили ущерб врагу. Так, начальник станции Выгода Карпинский сумел вместе с другими работниками захватить вражеский десант. Бойцы военизированной охраны 25 июля сбили пулеметным огнем вражеский самолет над станцией Знаменка.
Машинист депо станции Одесса-Товарная А. И. Пятин в невероятно трудных условиях организовал на одной из станций прифронтовой полосы погрузку разбитых танков на платформы»(1).

Вот только некоторые зафиксированные историками Одесской железной дороги факты, попавшие в книгу и музей Одесской магистрали. Один только перечень ударов и разрушенных врагом объектов даёт представление о неимоверных трудностях и опасностях при обеспечении движения поездов для личного состава всех подразделений и служб дороги. Цифры потерь были очень велики, но снова никаких упоминаний о работе военных комендантов и воинов железнодорожных войск в книге — увы, нет.
При всём героизме рядовых железнодорожников Одесской магистрали, их профессионализме и готовности к самопожертвованию, невозможно себе представить, что в такой сложной обстановке людьми никто не руководил, а все их действия носили характер самодеятельности. Особенно яркий пример тому – организация погрузки танков машинистом паровоза! А в приведённых выдержках книги только один раз упомянуто руководящее лицо – начальник станции Выгода Карпинский: увы, на войне так не бывает – рядом с ДС всегда были военные коменданты станций и железнодорожных участков. К сожалению, пока не известные, за исключением одного: военного коменданта станции Одесса-порт ст.лейтенанта Я.Д. Данилюка, к которому вернёмся немного позднее.
Но будем снисходительны к авторам этого, в целом очень хорошего исторического труда, в котором названы множество настоящих героев железнодорожного транспорта Одесской магистрали – это главное.

В середине июля (по некоторым данным – в начале), кроме уже находившегося там 20 ОВЖДБ, в Одессу прибыл ещё один отдельный железнодорожный батальон из состава выдвигавшейся к фронту 28 ОЖДБР – 27 ОВЖДБ. Имевший, правда, боевую задачу, полученную в 9 армии – об этой воинской части обязательно поговорим позднее. Читаем дальше одесских авторов.

«С первых же дней войны возникла необходимость вывоза сотен тысяч мирных граждан, спасающихся от фашистов. Так, к полудню первого дня войны одесский вокзал переполнили курортники, которым нужно было срочно выехать из Одессы. К вечеру того же дня начали прибывать семьи военнослужащих и жители пограничных городов и сел. 23 июня прибыл первый состав с ранеными. Руководство дороги, работники вокзала прилагали все усилия, чтобы отправить людей, количество которых с каждым днем увеличивалось. Такая же картина наблюдалась на вокзалах других станций дороги.
С конца июля, согласно плана выведения из зоны военных действий наиболее важных промышленных предприятий и ценного оборудования, началась эвакуация промышленности Одессы и других промышленных центров. Это были тысячи вагонов с дорогостоящим оборудованием заводов и фабрик, зерном и продовольствием.
С 22 июня по 6 августа 1941 года – до момента разрыва сети железной дороги от Одесского узла, одесские железнодорожники успели вывезти только из Одессы 200 тысяч человек»(1).

В качестве резюме к последним цитатам этой, в целом, очень хорошей книги ещё раз напомним важный момент: руководили всеми этими народно-хозяйственными и не упомянутыми в книге вовсе воинскими перевозками, отделы военных сообщений 9-й и Приморской армий с полковником П.И. Румянцевым и майором К.М. Лесиным во главе. Разумеется, совместно с управлением Одесской железной дороги. Так будет гораздо точнее и правильнее.

3. Воинские части железнодорожных войск Одесской обороны, их боевые и трудовые подвиги

20 ОВЖДБ, укомплектованный личным составом по штату мирного времени, перед началом Великой Отечественной войны вошедший в состав прибывшей весной 1941 года к южным границам СССР 13 ОЖДБР, с началом боевых действий получил от отдела ВОСО штаба 9 армии разнообразные боевые задачи от технического прикрытия и восстановления разрушаемых противником путей в Молдавии, до заграждения железных дорог, эвакуации подвижного состава и раненых. Напомним: личного состава по штату мирного времени в батальоне было 580 человек.
Воинам-железнодорожникам этого батальона не раз приходилось вступать в бои при боевых столкновениях с прорывающимся противником. Но сведения имеются о потере только одного человека: на перегоне Раздельная – Тирасполь во время налёта вражеской авиации во время проведения работ по заграждению участка погиб красноармеец – путеец, уроженец Одесской области Кожухарь Евдоким Васильевич 1916 года рождения.
Батальон, отступая вместе с войсками 9 армии из Молдавии, в конце июня 1941 года оказался на Одесской железной дороге, и после частичного заграждения участка Раздельная – Дачная первым из частей железнодорожных войск оказался в Одесском оборонительном районе, вошёл в состав ПА, таким образом, выйдя из подчинения 13 ОЖДБР.
20 ОВЖДБ имел непосредственное подчинение отделу военных сообщений штаба ОПА, работал под его прямым руководством и весь период обороны имел задачу обеспечения технического прикрытия движения бронепоездов (с начала августа), а так же снабженческих, санитарных и хозяйственных поездов в полосе обороны города, которое не прерывалось, не смотря на постоянное огневое воздействие противника во всех трёх направлениях. Это были южный участок Одесса — Каролино-Бугаз (частично, до передовых участков обороны), западный – Одесса – Раздельная (частично, до передовых участков обороны) и восточный Одесса – Помошная (частично, до передовых участков обороны). Все они, включая многочисленные пути внутри одесского узла и морского порта, интенсивно эксплуатировались силами работников Одесского железнодорожного узла для подвоза воинских грузов непосредственно к войскам.
О боевой деятельности бронепоездов Одессы есть немало хороших и глубоких исследований, поэтому дадим только некоторые уточнения. Известно, что в планах командования ОПА было строительство пяти бронепоездов, но из-за множества сложностей и недостатка буквально всего, рабочими заводов и депо Одессы было построено всего четыре «Крепости на колёсах», из которых полностью боеготовых было три. Крепостями их называли не зря потому, что они имели очень хорошую боевую репутацию не только среди защитников Одессы, но и у противника.
Они вводились в строй не сразу, начиная с середины августа, имели следующие экипажи и вооружение: №21 — 110 человек, 2 45-мм и 2 76-мм орудия, 12 станковых пулеметов. №22 — 118 человек, 4 45-мм орудия, 12 станковых и 1 ручной пулемет. №23 — 137 человек, 2 45-мм и 2 76-мм орудия, 8 станковых и 4 зенитных пулемета(2). Не смотря на острый дефицит вооружения у обороняющихся в Одессе, даже орудия сравнительно небольших калибров бронепоездов при точной стрельбе и мобильности, с учётом внезапности ударов, наносили серьёзный урон противнику. Хорошо, что есть сведения о некоторых, наиболее значимых операциях одесских бронепоездов: именно тут, «между строк», и присутствовали, выполняя свою важную и опасную работу, воины и командиры 1, 2, и 3 путевых рот славного 20-го восстановительного железнодорожного батальона(2). Как их только не называли множество авторов, писавших о деятельности бронепоездов — но ни разу так, как нужно. Исправим эту серьёзную ошибку. Про тех, кто обеспечивал техническое прикрытие этих крайне опасных операций, по сути, гарантировал возможность передвижения бронепоездов с сопровождением их при огневых налетах на позиции противника и движении обратно, известен всего один эпизод, вошедший в книгу об истории железнодорожных войск.
Эта боевая операция, наверняка спланированная штабом ОПА совместно отделом ВОСО, была проведена ориентировочно в конце августа или в сентябре 1941 года. При движении этих боевых единиц в сторону передовой на каждой из них всегда находилась специальная команда путейцев одной из путевых рот 20 ОВЖДБ с инструментом и необходимым количеством материалов на специальной платформе.
Так было и в тот раз при нанесении одним из бронепоездов удара по скоплению танков и живой силы противника в районе станции Дачная. Боевой приказ на сопровождение был вручен 2 путевой роте старшего лейтенанта А.И. Жукова. После удачного огневого удара бронепоезда по нему открыла огонь фашистская артиллерия, был частично разрушен путь, повреждена одна бронеплощадка и тендер паровоза. Сложилась крайне опасная ситуация – нужно было срочно, под огнём врага, восстановить разрушенный участок пути, чтобы вывести бронепоезд из-под губительного огня.
Командир роты выделил группу бойцов вперед бронепоезда с задачей отвлечь врага интенсивным огнём. Плотная стрельба путейцев на некоторое время ввела в заблуждение вражескую пехоту, и огонь был ненадолго перенесён на выдвинувшуюся группу. Используя некоторое ослабление огня, оставшаяся часть роты немедленно приступила к восстановительным работам, а экипаж бронепоезда быстро, как смог устранил пробоины в тендере. Захватив всех бойцов, успешно выполнивших огневой налёт, бронепоезд благополучно ввернулся на исходную позицию.
Ещё несколько похожих боевых эпизодов, не попавших в книги, описывает наградной документ командира путевого взвода лейтенанта Г.Ф. Коваля, который со своим личным составом, сопровождая бронепоезд №21      29 августа, обеспечил оперативное восстановление повреждённого артиллерией противника пути на участке Одесса Сортировочная – Кулиндорово (Восточный участок обороны), чем был обеспечен вывод бронепоезда из зоны обстрела. На том же участке взвод этого командира обеспечивал движение бронепоездов и поездов снабжения под постоянными ударами с воздуха 18, 26, 27 августа, в сентябре, а 10-16 октября 1941 года силами его взвода по плану командования ООР и ВС ОПА произведено заграждение путей и подвижного состава Одесского узла.
Таких боевых эпизодов при обороне города Одессы было не один десяток — это была будничная, героическая работа военных железнодорожников(3).

«Поспешная (так в представлении к награде орденом Красная Звезда) эвакуация Бессарабии, а затем и части Одесской железной дороги, под беспрерывным огнём артиллерии и авиации противника проведена т. Гончаровым успешно и с небольшими потерями личного состава. Руководя работами батальона по восстановлению и заграждению железных дорог, майор Гончаров сумел обеспечить выполнение боевых заданий в заданные сроки. Не взирая на постоянное воздействие фашистской авиации, артиллерии, а часто и ружейно-пулемётного огня, Гончаров личным примером мужества и бесстрашия увлекал за собой личный состав батальона на выполнение особых, поставленных командованием задач по разрушению (заграждению) железнодорожных путей, искусственных сооружений и оставшегося не вывезенным войскового и другого имущества. Не один раз подразделения батальона и отдельные красноармейцы оказывались во время работы в окружении противника, но всегда с боем выходили из окружения, нанося врагу большие потери» — это цитата из наградного документа.

Командир батальона с весны 1941 года майор Гончаров Тимофей Илларионович 1900 г.р.– представитель поколения опытнейших, прошедших огонь и воду военных железнодорожников. В РККА с 1920 года, участник Гражданской войны- воевал с бандами Антонова в 1921 году. Коммунист с 1925 года, с первых дней войны проявил себя как отважный, решительный, смелый и инициативный командир. Руководил батальоном и при обороне Севастополя. Награждён медалями «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя» «За боевые заслуги», а так же позднее орденами Ленина и «Красное Знамя»

«Майор Т.И. Гончаров воспитал сотни отважных, смелых и преданных Родине и партии бойцов и командиров, не боящихся вступать в бой с превосходящими силами противника и наносить ему поражение. За проявленное мужество, смелость, решительность и инициативу в руководстве боевой работой батальона и в непосредственно боевых столкновениях с прорывающимся к местам работ противником на станциях Этулия, Кайнары, Бессарабская, достоин награждения орденом «Красная Звезда».

Наградной документ, подписанный начальником отдела ВОСО штаба Приморской армии подполковником П.Ф. Коробко 27 сентября и реализованный уже в Севастополе, за кажущейся возвышенностью фраз рисует совершенно объективную картину тех условий, в которых пришлось воевать воинам батальона со своим комбатом, выполняя в первую очередь именно свои, специальные задачи, защищаясь от ударов врага во вторую очередь.
Командный состав батальона пополнился опытным инженером (предположительно помощником командира по технической части) — воентехником 1 ранга  Фраткиным Борисом Менделевичем (1901 г.р.), прибывшим из запаса  в июне 1941 года и сразу отлично себя проявившим на заграждении железнодорожного участка Кишинёв — Одесса и ликвидации вражеского десанта.

За отличия в боях и при выполнении специальных задач в Молдавии и Одессе несколько офицеров и красноармейцев получили правительственные награды, врученные им позднее в Севастополе. Ордена «Красная Звезда» за боевые и трудовые подвиги в Молдавии и Одессе, кроме командира батальона, получили:


Начальник штаба майор Захаров Григорий Дмитриевич 1900 г.р. Заменил командира в Севастополе, служил в железнодорожных войсках до 1946 года. Награждён позднее орденами Ленина, Красное Знамя, Отечественной Войны I и  II  степеней и боевыми медвлями

 

 


Батальонный комиссар Шумилин Пётр Николаевич 1905 г.р. блестяще себя проявил при выполнении боевых задач в Молдавии и Одессе. В дальнейшей службе награждался орденами Ленина, Красное Знамя и боевыми медалями.

 

Командир 1 путевой роты ст.лейтенант Дорохов Павел Васильевич 1907 г.р.

 

 

 

командир 3 путевой роты ст.лейтенант Топорков Михаил Михайлович 1908 г.р.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Командир 4 технической роты ст. лейтенант  Лялин Исаак Лейбович 1914 г.р.

 

 

 

Таким же орденом были награждены: командир отделения, затем взвода, сержант Тимошенко Василий Савельевич 1917 г.р., ст. техник батальона мл. лейтенант Пикуль Филипп Никитович 1913 г.р., погибший при артобстреле бронепоезда 1 сентября 1941 года на перегоне Дачная-Выгода. Предположительно, не успевший получить заслуженную награду…
Медали «За отвагу» получили:

Командир взвода лейтенант Коваль Григорий Филиппович 1919 г.р.

 

 

Военврач 3 ранга, начальник санитарной службы батальона Русаков Арий Рафаилович 1899 г.р, а так же красноармеец – подрывник Денисов Фёдор Петрович 1913 г.р.

Медалью «За боевые заслуги» в 20 ОВЖДБ были награждены:
ст. сержант (позднее ставший мл. лейтенантом) Быков Григорий Михайлович 1918 г.р.

 

 

 

Инструктор-пропагандист (без воинского звания) Гришин Иван Филиппович 1915 г.р.

 

 

Такие же медали получили красноармейцы Белый Фёдор Федотович 1914 г.р., Вагабов Вагаб Рашадович 1918 г.р., Головенко Тимофей Макарович 1912 г.р., Литвинов Пётр Фёдорович 1909 г.р., командир взвода сержант Никоноров Алексей Александрович 1917 г.р., младший политрук роты Стасий Архип Иванович 1914 г.р. и фельдшер батальона, «храбрая и самоотверженная», как записано в представлении к награде, 23-х летняя одесситка Матлис Елизавета Семёновна, оказывавшая медицинскую помощь воинам в любой обстановке и не ушедшая от своих раненых во время вражеской бомбардировки, не смотря на полученное осколочное ранение(4).

По командиру 2 путевой роты старшему лейтенанту Жукову Александру Ивановичу  (На фото — предположительно) сведений о награждениях нет

 

 

 

 

Геройски проявил себя так же начальник обозно-вещевой службы батальона, который нахождению в тылу предпочитал передовую, и не раз участвовал в операциях бронепоездов.

Начальник ОВС ст.лейтенант интендантской службы Добычин Владимир Николаевич 1919 г.р., за храбрость в боях получил медали «За боевые заслуги», «За оборону Одессы», а в дальнейшей службе удостаивался ордена «Красная Звезда» дважды, медалей «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа» и других значимых наград родины

 

Предположительно, все солдаты и офицеры батальона, оставшиеся в живых после обороны Одессы, включая пополнение из населения города, позднее получили заслуженные награды – медали «За оборону Одессы». Но списка награждённых, кроме упомянутых выше, учитывая трагическую судьбу батальона в будущей обороне Севастополя, пока нигде найти не удалось. Рассказ об этой очень непростой и ранее совершенно неизвестной странице истории 20 ОВЖДБ впереди.
К потерям личного состава 20 ОВЖДБ вернёмся чуть позднее (очень не хочется об этом, но уверен – обязательно нужно вспомнить о погибших и пропавших), а сейчас пора сообщить читателю о том, что в это же время, в середине июля 1941 года, к южным границам в срочном порядке прибывали части вновь сформированной под Харьковом 28 ОЖДБР, из которой ещё во время выдвижения к границе приказом командующего фронтом на Одесскую железную дорогу в распоряжение командующего Приморской армией был направлен ещё один вновь сформированный батальон.

27 ОВЖДБ начали формировать с началом Великой Отечественной войны, и логично предположить, что по штату военного времени. Но, как выясняется, такой штат на случай войны хоть и был разработан (численность ОВЖДБ – 1118 человек), но ввести его в действие не успели. Только в декабре 1941 года 20 ОВЖДБ, находившийся уже в осаждённом Севастополе, как и другие восстановительные батальона железнодорожных войск РККА, получил штат военного времени. Следовательно, говорить о сейчас численности сформированного в Харькове 27 ОВЖДБ с полной определённостью невозможно, но есть большая вероятность того, что формирование было проведено по штату мирного времени – численностью в 580 человек. Возможно, что мобилизовали ещё какое-то количество красноармейцев и военнообязанных, но сведений об этом нет. Конечно, предположения – не лучший метод рассказа о таком важном моменте, как численность личного состава батальона, отправляющегося на фронт. Но придется признать, что, ввиду отсутствия сведений на эту тему, мы должны ориентироваться именно на имеющуюся цифру штата мирного времени. А для упрощения задачи и учёта возможного усиления батальона предположим, что в Одессу прибыло 600 человек офицеров и красноармейцев 27 ОВЖДБ. На эту цифру будем ориентироваться при оценке боевых потерь батальона.
Очевидно так же, что личный состав вряд ли успел пройти достаточное боевое слаживание и профессиональную подготовку, но имел опытных руководителей. Таким образом, уже в июле 1941 года в Одессе оказались два отдельных восстановительных батальона железнодорожных войск, получившие первоначально схожие боевые задачи, но военные судьбы которых оказались очень разными.
Командир батальона капитан С.И. Трофименко первоначально получил задачу от отдела военных сообщений 9 армии на техническое прикрытие, заграждение и эвакуацию народно-хозяйственных и военных грузов во взаимодействии с органом ВОСО ОПА (4). По прибытии в Одессу задача была конкретизирована: провести частичную эвакуацию второго главного пути 15-километрового участка Одесса – Кремидовка и отправку снятых рельсов на строительства железнодорожного моста через реку Южный Буг (строительство №35), которое в то время ещё не прекращалось. 27 ОВЖДБ приступил к выполнению задачи, поставленной командованием Южного фронта в условиях интенсивной эвакуации из Одессы массы народно-хозяйственных грузов и людей именно по этому железнодорожному направлению Одесса – Помошная, и выполнил её в начале августа. Объёмы восстановительных работ на станции Одесса нигде не упоминаются. Это всё, что было известно до сего времени о боевых задачах по штатному предназначению, порученных этому батальону в Одессе.
Исходя из имевшихся в то время планов обороны командование и отдел военных сообщений 9 армии, скорее всего, имели какие-то намерения по дальнейшему использованию этого батальона в интересах транспортного обеспечения своей армии. Почему есть такое предположение поясним позже.

Командир 27 ОВЖДБ капитан Трофименко Сергей Иванович 1906 г.р., из г. Грозный Чечено-Ингушской ССР. В РККА с 1926 года, беспартийный. До назначения командиром служил в 11 ОСВЖДП. Должность в полку, к сожалению, не известна, но очевидно, что офицер был очень опытный и храбрый. Пропал без вести (погиб в бою) 10 августа 1941 года в боях между Куяльницким и Хаджибейским лиманами при обороне города Одессы. Сведений о наградах нет

Руководящий состав этого вновь сформированного батальона состоял из опытных, грамотных офицеров с большим боевым и производственным опытом.


Военный комиссар батальона политрук Воробьёв Дмитрий Антонович 1909 г.р., тяжело ранен в бою, эвакуирован на лечение

 

 

 

 

Военный комиссар 27 ОВЖДБ политрук Пешенко Сергей Ильич 1909 г.р., сменивший Д.А. Воробьёва (с августа 1941 года)

 

 

 

 

Начальник штаба батальона старший лейтенант Мещеряков Михаил Михайлович 1907 г.р., был ранен в бою в августе, попал в румынский плен, освобождён в 1944 году, воевал солдатом до конца Великой Отечественной войны. Был награждён за храбрость в боях за родину орденом «Красная Звезда» и медалями.

Помощник командира 27 ОВЖДБ по технической части военинженер 2 ранга Бегма Иван Федосеевич 1899 г.р.. Сменил погибшего капитана С.И. Трофименко и стал командиром батальона с 12 августа 1941 года

 

 

 

 

Секретарь партийного бюро ВКП/б/ политрук Гонтаренко Николай Филиппович 1910 г.р. Погиб смертью храбрых в бою при обороне Одессы. Орденом «Красная Звезда» награждён посмертно. Его именем названа улица в городе-герое Одесса

 

 

 

Ст. лейтенант Тасбулатов Зинула 1909 г.р. – помощник командира по материальному обоспечению

 

 

 

 

Командиры рот 27 ОВЖДБ:

1 рота — Лейтенант Гарасин Михаил Игнатьевич 1913 г.р. Тяжело ранен в бою. За мужество и героизм, проявленные в обороне Одессы, награждён орденом «Красная Звезда» и медалью «За оборону Одессы». Награждался орденом Отечественной войны I ст., медалями «За оборону Москвы», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». Работал в Союзно-контрольной комиссии в Румынии. В дальнейшей службе полковник

2 рота – лейтенант Атаманюк Николай Степанович 1912 г.р. Убит в бою в августе 1941 года при обороне Одессы. Его именем названа улица в городе-Герое Одесса

 

Заменил в бою погибшего командира политрук 2 роты Кривогуз Александр Григорьевич 1903 г.р. За беспримерную храбрость, героизм и упорство в боях под Одессой в августе 1941 года награждён орденом «Красное Знамя» и медалью «За оборону Одессы». Умер в госпитале от болезни в декабре 1942 года

 

3 рота – лейтенант Дацик Григорий Михайлович 1913 г.р. За мужество и героизм, проявленные в обороне Одессы, награждён орденом «Красная Звезда» и медалями «За отвагу» и «За оборону Одессы». В дальнейшей службе в 1 Гвардейской ОЖДБР подполковник. Награждался орденом «Красное Знамя», «Красная Звезда» вторично и многими медалями. Бывший Председатель Совета ветеранов железнодорожных войск города Харькова, автор книги «Начало пути» о боевом пути своей воинской части в составе 1 ГвОЖДБР. (Предположительно не опубликована)

4 техническая рота – командир роты лейтенант Судак Фёдор Лукич 1904 г.р. погиб в бою в августе 1941 года – фотографии его нет. Интересный факт о его службе: с 1937 по начало 1941 года он служил помощником военного коменданта узла и станции Чернигов, т.е. был восовцем! И только перед началом войны стал офицером 11 ОЖДП. Бывало и такое…


Заменил погибшего командира его помощник лейтенант Гемлицкий Иосиф Константинович 1896 г.р. Опытный специалист-механик, участник Гражданской войны, до конца Великой Отечественной войны служил в 1 Гвардейской железнодорожной бригаде и был награждён орденом «Красная Звезда», медалями «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа» и другими

Инженеры батальона во время обороны Одессы:


Военинженер 3 ранга Головченко Леонид Николаевич 1902 г.р. Активный участник обороны Одессы, награждён медалью «За оборону Одессы». В дальнейшей службе в железнодорожных войсках награждался орденами «Красная Звезда», Отечественной войны II степени и четырьмя медалями, подполковник

Воентехник 1 ранга Волчан Степан Константинович 1898 г.р. С 8 августа в длительной командировке вне части. В отрыве от батальона действовал в Крыму с взводом 4 роты в качестве старшего команды. В дальнейшем служил в штабах ЖДВ фронтов, упВОСО ГСОВГ, майор. Награждён орденами «Красная Звезда», Отечественной войны II ст., медалями «За оборону Одессы», «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией» (https://proza.ru/2021/04/06/1532)

Техники батальона: воентехники 3 ранга:


Тихонов Михаил Михайлович 1906 г.р. С августа – направлен в крымскую командировку. В дальнейшей службе в войсках награждался двумя орденами «Красная Звезда» и Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги» — дважды, «За освобождение Варшавы» и «За победу над Германией», майор


Кумин Александр Ильич 1901 г.р. За участие в обороне Одессы награждался медалью «За оборону Одессы». В дальнейшей службе капитан, инженер батальона. Награждался орденами «Красная Звезда» и Отечественной войны II степени и медалями

Офицеры технической части ещё до выезда из Харькова были распределены по ротам для оказания технической помощи и обучения личного состава. Очень большую работу по оснащению батальона оборудованием, механизмами, средствами транспорта и связи успели проделать офицеры Бегма и Головченко. Распределены по ротам для оказания помощи и продолжения обучения личного состава: М.М. Тихонов – в 1 роту, С.К. Волчан – во 2 роту, А.И. Кумин – в 3 роту.
Все эти ценные сведения, дополненные материалами сайтов МО России, а так же уникальные воспоминания военинженера 1 ранга С.К Волчана, рукопись которого теперь находится не только в музее железнодорожных войск России, но и на страничке его работника и редактора В.Н. Петропавловского, помогли рассказать об этом, без преувеличения доблестном батальоне и его людях, несравненно больше, чем о 20 ОВЖДБ(5). Никаких боевых или иных документов, кроме наградных, по 27 ОВЖДБ ни на одном из сайтов МО РФ не обнаружено. В разных источниках прибытие батальона в Одессу указывается разное: в начале (по воспоминаниям С.К. Волчана), возможно к середине июля, и в конце месяца(4) – что не совеем понятно и мало объяснимо, особенно учитывая быстротечность, «спрессованность» происходивших тогда событий. Придётся эту информацию принять как есть.
Первоначально батальон разместился в районе станции Одесса-Сортировочная в детском санатории «Артек» на берегу моря, но вскоре из-за частых налётов авиации батальон передислоцировали в район разъезда Кулиндорово, в 10 – 15 километрах от Одессы по направлению к ст. Колосовка, непосредственно к объекту работ.
Разборка 2-го главного пути перегона Кремидовка – Одесса Сортировочная, штабелировка рельсов и погрузка их на железнодорожные платформы, а так же – попутно, восстановление разрушаемых путей авиацией противника при наличии напряжённо действующего 1-го главного пути – это те производственные и боевые задачи, которые успел выполнить личный состав батальона до получения главной боевой задачи, полученной комбатом капитаном С.И. Трофименко 9 августа 1941 года от штаба Отдельной Приморской армии.
Таким образом, прежде, чем 27 ОВЖДБ встал по приказу ОПА в оборону города как обычная стрелковая воинская часть, командир батальона выполнил первый приказ, полученный от командования 9 армии – эта страничка боевой биографии батальона до прошлого года никому не была известна. Только совсем недавно, после проведения скрупулёзных поисков в социальных сетях внуков незаметного и неизвестного никому героя железнодорожных войск, выдающегося воина и инженера-восстановителя С.К. Волчана, эту страничку удалось открыть. Дед оставил, как я и предполагал, своим внукам очень краткие, но точные и профессионально написанные от руки воспоминания, предназначенные, видимо, для книги, не увидевшей свет.
Теперь мы имеем возможность, благодаря помощи внуков С.К. Волчана, сохранивших ценнейшие документы личного архива своего деда, узнать уникальные детали деятельности 27 ОВЖДБ не только во время обороны Одессы, но и вне её, при техническом прикрытии железнодорожных участков на севере Крыма в начале обороны полуострова, а так же личные оценки С.К. Волчана действий его подчинённых в то тяжёлое время. 8 августа воентехник 1 ранга С.К. Волчан получил письменное приказание командира батальона прибыть на ст. Кремидовка чтобы принять вертушку, загружённую рельсами, сопроводить её до станции Трихаты и сдать её начальнику строительства моста через реку Южный Буг (№35), с возвращением обратно в Одессу. Тут же командир части предупредил его, что в пути могут быть осложнения в связи со сложной обстановкой на фронте.

Уникальный документ истории 27 ОВЖДБ – командировочное предписание, выданное воентехнику 1 ранга Волчан Степану Константиновичу для сопровождения и сдачи вертушки с 15 километрами рельсов на строительство № 35 (мост ст. Трихаты) с возвращением в Одессу. Срок командировки был не реальный – 1 сутки. Через несколько дней все трое начальников С.К. Волчана выйдут из строя в боях: командир погибнет, военком получит тяжёлое ранение и будет эвакуирован, а начальник штаба будет ранен и попадёт в плен. Возвратиться в свой поредевший батальон удастся только в Крыму, через два месяца…

В это время обстановка на фронте осложнялась, движение поездов в сторону Колосовки почти прекратилось. Как раз 6 августа противник подступил с севера к Вознесенску. Появилась угроза окружения 9 и Приморской армий, но приказ о доставке рельсовой вертушки на строительство моста, к которому всё ближе приближался фронт, всё не отменяли. Для полноты обстановки заметим, что во всех направлениях железнодорожных линий, в том числе и на Колосовку, в это время уже активно работали не менее двух бронепоездов, поддерживающих своим артогнём обороняющиеся войска ОПА, сопровождаемые подразделениями 20 ОВЖДБ. Знакомы ли были воины и командиры этих батальонов? Интересный, на мой взгляд, вопрос истории железнодорожных войск в одесской обороне, остаётся без ответа…
Войска Южного фронта получили директиву Ставки об отходе на промежуточный рубеж по Южному Бугу и далее на Днепр, и командующий Южным фронтом 6 августа приказал 9–й армии отойти на новый рубеж обороны. Приморская армия к полуночи 10 августа отошла с северо–запада и запада на дальние подступы к Одессе — на линию: Александровна, Буялык, Бриновка, Карпово, Беляевка, Овидиополь, Каролино–Бугаз, где работала переправа, которую обеспечивал 20 ОВЖДБ.
Таким образом, немецко-румынские войска оккупировали всю Одесскую железную дорогу, кроме одесского узла со станциями Одесса-Главная, Одесса-Товарная, Одесса-Малая, Одесса-Порт, Одесса-Застава, Одесса-Сортировочная, Одесса-Пересыпь. Дальнейшая эвакуация грузов и доставка пополнений в осаждённую Одессу стала невозможной, но, не взирая на такое сложное положение на фронте и железной дороге, воентехник 1 ранга С.К. Волчан приказ выполнил(6).
На правом фланге части и соединения ОПА к утру 11 августа заняли оборону по рубежу Булдинка, Свердлово, Ильинка, Чеботаревка. С суши район Одессы и Приморская армия были отрезаны. Все войска, вместе с двумя батальонами железнодорожных войск, оказались на изолированном плацдарме, глубина которого — от переднего края до города или до берега моря — нигде не превышала 40 километров.
С этого момента начиналась новая страница истории батальона, вошедшего в прямое подчинение ОПА, впрочем, напоминающая истории и судьбы немалого числа других воинских частей железнодорожных войск, вынужденных вступать в бои с противником, часто намного превосходившим в численности и всегда – в боевом опыте и вооружении. Видимо, у командующего отдельной Приморской армии генерал-лейтенанта Г.П. Софронова просто в тот момент не было другого выхода.
10 августа, совершив пеший марш, личный состав 27 ОВЖДБ прибыл на указанный участок обороны к Хаджибейскму и Куяльницкому лиманам, и в ночь занял район Павлинка – Севериновка -Вандалинка. Первый бой с врагом вместе с соседями – 54-м полком 25-й Чапаевской дивизии, произошёл уже утром 11 августа в районе Северинки. Он был кровопролитным, упорным и с большими потерями не только у врага, который не смог продвинуться вперёд, но и у наших воинов. В первые же дни боёв пал смертью храбрых командир батальона капитан С. Н. Трофименко, был тяжело ранен и пропал без вести, как оказалось в последствии, попал в плен начальник штаба старший лейтенант М. М. Мещеряков, погиб командир 4 технической роты лейтенант Ф. Л. Судак.
Можно писать и говорить высокие слова о героизме и самопожертвовании, массовом бесстрашии и доблести наших воинов – так в то время писала об этом центральная газета «Правда» о защитниках Одессы. Про боевые подвиги личного состава 27 ОВЖДБ написано довольно кратко, и не в известных книгах, а в двух-трёх мемуарно-исторических произведениях, которые нет смысла пересказывать, но есть необходимость раскрыть ранее неизвестные страницы(3, 5).

В это самое время «спецпоезд» С.К. Волчана удачно прорвался, хоть и не без приключений, в район строительства – именно выполняя эту задачу, в своём рассказе он упоминает о помощи, оказанной ему заместителем военного коменданта станции Колосовка по заправке водой паровоза. Мелкая, вроде бы, но очень важная деталь: комендатуры ВОСО были и трудились даже на промежуточных станциях(6)!
Днём 9 августа рельсы были переданы начальнику 35-го строительства, который, как оказалось, уже получил приказ сворачивать стройку моста и эвакуироваться на восток. Назад в Одессу пути уже не было, паровоз повреждён и, таким образом, С.К. Волчан решил возвращаться в Одессу морем через Николаев.
Предположительно, несколько ранее командир батальона получил приказ готовиться к отходу вместе с войсками 9 армии со своей бригадой, поэтому на восток был направлен один взвод из 4 роты с двумя тракторами, подводами, запряжёнными лошадьми, и с некоторым имуществом. Задача этого взвода – не ясна, и точнее сказать, изучив мемуары С.К. Волчана, к сожалению, невозможно: он про этот важный момент пояснений не дал. Движение в сторону Крыма осуществлялось под руководством офицеров – воентехника М.М. Тихонова, политрука 4 роты Ф.П. Зубенко и командира взвода, к которым С.К. Волчан совершенно случайно присоединился в районе Николаева.

Политрук 4 технической роты  Зубенко Фёдор Прокофьевич 1905 г.р. — участник «Крымского похода» 1941 года. Награждался медалями «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», орденами Красная Звезда, Отечественной Войны 1 ст., трудового Красного Знамели и Ленина в послевоенное время

Думаю, что читателю будет интереснее самостоятельно изучить авторские записи, находящиеся теперь в музее железнодорожных войск РА и на страничке редактора(6). Этот документ впервые раскроет читателю некоторые моменты участия представителей железнодорожных войск – конкретно 27 ОВЖДБ, в начальном периоде обороны Крыма. Но об этих событиях – отдельный рассказ.

«В течение шести дней 27 ОВЖДБ удерживал занимаемый участок. С созданием трёх секторов обороны подразделения батальона вошли в состав восточного сектора и были приданы стрелковым частям: 2 и 4 роты – 136 СП, 1 и 3 роты – 54 СП (7)
С этого момента 27 ОВЖДБ, по сути, как штатная единица железнодорожных войск перестала существовать до эвакуации Приморской армии в Крым, превратившись в отдельные, причём сильно обескровленные и так себе вооружённые стрелковые подразделения, включённые в состав 25 стрелковой дивизии.
Бойцы, командиры и политработники батальона проявили массовый героизм при обороне Одессы. Но за каждым подвигом всегда люди – и командиры, перечисленные выше, и те, кого пропустили, не назвали. В том числе и те, кто погиб или пропал без вести, не получив никаких наград вообще – среди таких даже погибший в бою командир батальона. Мы обязательно назовём теперь уже известных нам героев 27 ОВЖДБ.

Государственных наград за проявленный героизм и бесстрашие в боях были удостоены, кроме названных выше офицеров, следующие воины 27-го батальона: орден «Красная Звезда» получили –

Один из героев обороны Одессы, помощник командира взвода сержант Белоус Иван Иванович 1910 г.р., Воевал до победы, награждён медалями «За оборону Одессы», «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Проживал в городе Изюм Харьковской области

 

 

 

красноармеец Будниченко Василий Никитич 1909 г.р., мл. сержант Краевский Владимир Николаевич, сержант Ялуга Георгий Васильевич 1918 г.р.
Орден «Знак Почёта» — мл. сержант Скорняков Павел Иванович 1907 г.р.

Орденом «Красное Знамя» (судя по тексту представления к награждению, посмертно) был награжден красноармеец – пулемётчик Несин Михаил Фомич 1919 г.р., который в августе совершил подвиг, прикрывая отступающих боевых товарищей из 2 роты, и был убит, как записали в наградном документе. Но в 1942 году воин получил свою высокую награду лично: это необъяснимо! Видимо, сам господь сохранил жизнь этого героя 27 ОВЖДБ.

Участие подразделений 27 ОВЖДБ непосредственно в обороне города, практически в составе стрелковых воинских частей в условиях большого превосходства в живой силе, технике и вооружении, могло привести только к одному: очень большим потерям. О павших в боях в первые дни обороны рассказано выше, а сколько погибло и пропало без вести личного состава, служившего в батальоне с начала Великой Отечественной войны, предполагаю, установить очень сложно. Тем более, что батальон хоть и очень скудно, но, всё-таки пополнялся за счёт населения Одессы, выздоравливающих, и других категорий, направляемых Военным советом ОПА в войска.
Медаль «За оборону Одессы» за свои героические подвиги, кроме перечисленных выше военнослужащих батальона, предположительно получили позднее все оставшиеся в живых солдаты и офицеры 27 ОЖДБ. Имеется список награждённых 133 человек – эти люди перечислены в приложении к приказу заместителя начальника УВВР-20 по железнодорожным войскам полковника Порошина, изданному только 22 июля 1943 года. В нём представителей 27 ОВЖДБ только 127. В этом числе и некоторые из выше упомянутых офицеров, сержантов и красноармейцев. Правда, фамилии офицеров Волчана, Тихонова и некоторых других в нём нет, но эту награду они имели. Значит, есть ещё какие-нибудь приказы с награждением медалью «За оборону Одессы» военнослужащих 27 ОВЖДБ, и судить по одному о количестве оставшихся в живых после обороны города нельзя.

Когда в начале августа 1941 года между станциями Знаменка и Одесса железнодорожный путь был перерезан фашистскими войсками, железнодорожная связь Одессы со страной Советов прекратилась. Но в Одессе еще оставалась не эвакуированными оборудование многих промышленных предприятий, около 300 исправных и неисправных паровозов, 3800 товарных и 40 пассажирских вагонов и тендеров, много ценных грузов, которые не только можно, но и нужно было эвакуировать с помощью флота.
Органом военных сообщений ОПА была проведена большая работа в этом направлении, а одесскими железнодорожниками и портовиками было погружено на три плавучих дока большое число паровозов и 40 тендеров. Один док с паровозами благополучно дошел и был выгружен в Николаевском порту, другой в Новороссийском. Третий, недостроенный железобетонный док с паровозами, был посажен на мель и затонул, но в целом, стратегически важная задача по эвакуации подвижного состава из Одессы была выполнена.
Правда, вместе с паровозами по распоряжению НКПС эвакуировались и паровозные бригады, а так же личный состав, обслуживавший Одесский железнодорожный узел. В связи с этим начались перебои в работе, не выходили своевременно на работу паровозные и составительские бригады, стрелочники, дежурные по станциям и другие специалисты.
Очень остро стояла задача обеспечения боевых операций бронепоездов, подвоза к линии фронта всего необходимого защитникам города и обеспечения живучести Одесского железнодорожного узла. Начальник отдела военных сообщений штаба ОПА майор К.М. Лесин ставил вопрос о немедленном решении этих задач и централизации усилий в организации бесперебойной работы железных дорог в осаждённой Одессе. Силами ослабленных рот 20 ОВЖДБ охватить все вопросы восстановления постоянно разрушаемого путевого хозяйства Одесского узла, учитывая главную задачу батальона по обеспечению боевых операций бронепоездов, было невозможно. Личный состав 27 ОВЖДБ уже участвовал в кровопролитных боях, обороняя Одессу в качестве стрелковой воинской части, и как восстановительный батальон не рассматривался.

 

ОЭЖДБ появился в Одессе 14 августа 1941 года, когда Военный совет Приморской армии принял решение о сформировании отдельного эксплуатационного железнодорожного батальона. Он стал единственной эксплуатационной воинской частью в железнодорожных войсках на тот момент, хотя штатное расписание уже было разработано. В армию были призваны большинство рабочих и служащих одесского узла: 400 путейцев, 400 эксплуатационников, 100 связистов, 400 вагонников и паровозников, 200 работников охраны.
Так в обороне будущего года-героя Одессы сложилась уникальная ситуация, когда ней участвовали три отдельных железнодорожных батальона, два из которых имели сходные по характеру боевые и специальные задачи – обеспечение движения поездов.
Одесский отдельный эксплуатационный железнодорожный батальон (ОЭЖДБ) не имел номера, но имел Знамя. Его создание инициировало не Управление ВОСО РККА, а конкретные потребности обороны Одессы и её защитников. Поэтому Военный совет ОПА взял на себя такую ответственность, а отдел военных сообщений штаба ОПА совместно с управлением Одесской железной дороги выполнили эту крайне необходимую для обороны, задачу без утверждённого в Москве штата.

Командир Одесского ОЭЖДБ — бывший начальник технического отделения управления военных сообщений на Одесской железной дороге майор Яроменок Иван Иванович 1902 г.р. В дальнейшей службе в железнодорожных войсках на фронтах Великой Отечественной войны — заместитель и начальник штаба ОЖДБР, награждался орденами и медалями

 

 

Военный комиссар Одесского ОЭЖДБ – бывший начальник  политотдела Одесского отделения дороги Жигарев Василий Семёнович. Погиб при обороне Одессы. Награждён медалью «За оборону Одессы» в 1945 году посмертно

 

 

 

Начальник штаба Одесского ОЭЖДБ – бывший участковый ревизор по безопасности движения Одесского отделения А.Н. Бондаренко

 

 

 

 

Помощник командира Одесского ОЭЖДБ по технической части – бывший старший диспетчер отделения А. Я. Трофименко

 

 

 

 

История боевой деятельности этого батальона детально изложена в мало известной работе Одесских учёных(8) и вскользь упоминается ещё в одной работе(9). Но есть интересные материалы и в музее железнодорожных войск России.

Личный состав батальона ещё 6 -7 сентября 1941 года принял присягу и, таким образом, гражданские железнодорожники Одессы стали воинами Приморской армии. Приказ на формирование ОЭЖДБ состоялся 14 августа 1941 года. Стояла сложная задача — сформировать батальон из оставшихся на одесском узле железнодорожников, которая была выполнена.

Распоряжением Военного совета Приморской армии были назначены на должности:
— начальник дистанции пути Гренц Виктор Иванович — командиром роты пути с задачей полностью обеспечить содержание в должном порядке всех путей и своевременное восстановление их при разрушении при авианалётах противника. Опытный путеец, военинженер 3 ранга 1892 г.р., проявил чудеса героизма и изобретательности на восстановительных работах при постоянных бомбардировках и обстрелах, увлекая за собой подчинённых. Бывший красногвардеец и партизан Гражданской войны воевал ещё с бандами Шкуро, Махно, и с Деникиным. 15 октября, получив приказ на заграждение железнодорожного узла Одесса со своими подчинёнными в районе Фонтана, Пересыпи, Дальника и Заставы, выполнил подрыв 1750 гружёных вагонов, 175 паровозов и 2-х бронепоездов. Был тяжело ранен при движении в порт Одессы, эвакуирован в госпиталь Севастополя. Награждён орденом «Красная Звезда», медалями «За оборону Одессы», «За победу над Германией» и другими наградами.

— помощник начальника отделения Рысь Пётр Емельянович 1906 г.р.- командиром 2 роты движения с задачей обеспечения чёткой работы движенцев: всех начальников и дежурных по станциям и постам, стрелочников, составительских бригад и диспетчерского аппарата.
Награждён медалями «За оборону Одессы» и «За победу над Германией»

— начальник отделения связи Бурдо Иван Кондратьевич 1906 г.р. — командиром 3 роты связи с задачей обеспечения бесперебойной работы связи узла. Награждён медалями «За трудовое отличие», «За оборону Одессы», «За победу над Германией»

 

Начальник паровозного депо А.И. Поляков стал командиром 4 паровозной роты — рота обеспечивала в готовности для нужд фронта не менее 20 паровозов в горячем состоянии и занималась демонтажом холодных.
Начальник депо Вапнярский, был назначен командиром 5 роты, которая должна была обслуживать вагонный парк, водо- и энергоснабжение, выполнять текущий ремонт подвижного состава и демонтаж вагонов с эвакуацией колесных пар морем.

Помощником командира батальона по материальному обеспечению стал начальник пассажирского отделения Смирнов. Бывшего начальника ОРСа назначили начальником продовольственного снабжения.
Помощь кадрами со стороны Приморской армии была не слишком значительной. В батальон призвали только 6 человек комсостава: двух военврачей 3-го ранга, одного фельдшера и двух младших лейтенантов. На ответственную должность начальника боепитания батальона прибыл одессит А.Б. Гитлернер.

Храбрый одессит ст.лейтенант Гитлернер Абрам Борисович 1906 г.р., судя по наградным документам, от немецких бомб не прятался, обеспечивая оружием и боеприпасами воинов своего батальона. Всю войну прослужил в железнодорожных войсках, за свои боевые и трудовые подвиги был награждён орденом «Красная Звезда» и медалями «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией». Этот боевой офицер, капитан железнодорожных войск Красной армии — настоящий герой города-Героя Одессы!

На Одесском ж.д. узле установилась железная воинская дисциплина. Несмотря на почти беспрерывные бомбардировки противником с воздуха, вагоны своевременно подавались к предприятиям под погрузку оборудования и оттуда к причалам порта для эвакуации морем. С прибывающих кораблей с воинскими грузами быстро производилась перегрузка в вагоны, которые в дальнейшем передавались на станции снабжения армии, и далее доставлялись авто и гужевым транспортом, а иногда железнодорожными вагонами, к фронтовым частям. Именно здесь была велика роль военных комендатур станций снабжения,  но известна только одна фамилия ЗКУ.
Очень хорошо работала диспетчерская служба батальона под руководством помощника командира по технической части А.Я. Трофименко. Она имела отличную связь и с отделом военных сообщений штаба ОПА, и с обкомом КПСС, которые давали согласованные задания на движение поездов снабжения, бронепоездов, эвакуацию грузов с того или иного предприятия, раненых. Устойчивая связь с портом обеспечивалась 3 ротой, благодаря чему сведения о пребывающих в порт кораблях и грузов с ними, о возможности приема грузов и пассажиров на прибывшие корабли и многое другое немедленно докладывались командиру батальона для принятия решений.

Бойцы и командиры 5-й роты успешно проводили демонтаж вагонов. Вагоны, подлежащие демонтажу, выводились на свободный от движения поездов двухпутный участок и ставились на один из путей. На этот же путь ставили 45 –тонный паровой железнодорожный кран. На соседний путь ставили порожние платформы с паровозом. Кран поднимал кузов вагона и ставил его на землю рядом с путями, а освободившееся колесные пары грузились на платформы. Так было эвакуировано свыше 500 колесных пар.
Бомбардировки противника с воздуха усиливались с каждым днем. Часто при воздушных бомбардировках разрушались пути, линии связи, гибли люди. Противник всячески пытался сорвать работу железнодорожного узла, особенно станции Одесса – порт и самого порта. Но частые и почти беспрерывные налеты авиации противника не давали ожидаемых результатов – путейцы и связисты быстро восстанавливали разрушенные пути и связь, и станции работали без перебоев. В один из дневных авианалетов на Привокзальную площадь, где размещался штаб батальона, были убиты комиссар батальона Жигарев, все пять политруков рот и секретарь партийной организации. Батальон на время остался без ведущих политработников.
Однажды несколько самолетов противника спикировали на входную стрелочную улицу станции Одесса – порт и сбросили несколько крупных авиабомб. Большой силы взрывы потрясли воздух. Стоявшие рядом пассажирские вагоны и цистерны подпрыгнули в воздух и, перевернувшись, упали вдали от путей. Из перевернутых цистерн разлилось горючее и возник большой пожар. Горели стоявшие рядом вагоны, столбы связи и шпалы, торчали развороченные рельсы и стрелочные переводы. На месте входных стрелок образовались огромные воронки, диаметром до 30 и глубиной до 5 метров.
Казалось, что это уже не может быть восстановлено, и станция Одесса – порт навсегда отрезана от узла. Но срочно вызванные пожарный и два восстановительных поезда, бойцы батальона всех рот, при помощи солдат и офицеров 20 ОВЖДБ, немедленно начали восстановительные работы на разрушенном участке. Вскоре движение по станции было восстановлено. История – как обычно, умалчивала об участии в этом деле военного коменданта и его маленького аппарата – главных лиц на каждой станции, особенно в осаждённой Одессе. Но не в этот раз: удалось выяснить фамилию человека, исполнявшего тогда обязанности ЗКУ ст. Одесса-порт.

Военный комендант станции Одесса-порт с 6.08 по 14.10.1941 года ст. лейтенант Данилюк Яков Демьянович 1899 г.р. Участник Гражданской войны, освободительного похода в Белоруссию и войны с Финляндией. Минимальные сведения о нём — из наградного документа о награждении офицера медалью «За оборону Одессы» (См. упомянутый выше приказ зам. начальника УВВР-20 по железнодорожным войскам от22 июля 1943 года). В дальнейшей службе в железнодорожных войсках — на интендантских должностях. Награждался орденом «Красная Звезда» и медалями «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Но не только эксплуатационными и восстановительными делами занимался батальон. В депо Одесса – товарная, под руководством М.Ф. Миронова изготавливались для армии ротные минометы, ремонтировалось оружие, одевались в броню тракторы «ЧТЗ», превращаясь в «танки». Там же, а не только на заводах, быстро ремонтировали повреждённые бронепоезда. Там одевали в броню паровозы, тендеры и полувагоны, которые после вооружения их пушками и пулеметами, превращались в довольно мощные боевые единицы. Эти крепости на колёсах не раз выручали пехоту, и при наступлении и в обороне. Таким образом, созданный в Одессе ОЭЖДБ имел гораздо более обширные и разнообразные задачи, чем организация движения поездов- в чём и есть его уникальность в истории не только этой обороны, но и железнодорожных войск РККА того времени.

С началом эвакуации Приморской армии для проведения заградительных работ в Одессе была оставлена группа подрывников 1-й роты В.И. Гренца под руководством помощника командира эксплуатационного батальона А.Я. Трофименко, которые в течение трех суток выводили из строя пути и стрелки, паровозы и вагоны. Перерезали линии связи, заклинивали клапана у горячих паровозов, которые приводили к взрыву котлов. Насекали шейки колесных пар на ст. Сортировочная, заваливали вагонами подходы к причалам, прятали ценную аппаратуру связи, подожгли гору десятки тонн подсолнуха в порту и др. Исполнив порученное дело, надо думать не без присмотра представителей комендатур военных сообщений, подрывная группа через три дня так же была вывезена в Севастополь.
Так в начале ноября (по другим сведениям 15 октября) 1941 г. закончил свое короткое, но героическое существование Одесский отдельный эксплуатационный железнодорожный батальон, состоявших из мужественных и храбрых бойцов – одесских железнодорожников — добровольцев. Примерно 200 человек личного состава было эвакуировано в Севастополь. Считается, что при обороне Одессы погибло примерно 400 солдат и командиров, но списки погибших и пропавших без вести военнослужащих Одесского ОЭЖДБ автору в интернете обнаружить не удалось.

Предположительно все, оставшиеся в живых воины этого батальона, были позднее награждены медалями «За оборону Одессы», в том числе военный комиссар Жигарев Василий Семёнович, политруки подразделений и секретарь партийной организации батальона – посмертно.
В тексте читатель обратит внимание на отсутствие местами инициалов, дат рождения, званий – по этим людям, к сожалению, даже после долгих поисков на доступных сейчас сайтах Минобороны России, сведений найти не удалось. Жаль.

4. Потери личного состава железнодорожных батальонов при обороне города Одессы
На фоне боевых и санитарных потерь частей и соединений ОПА и Черноморского флота потери личного состава трёх железнодорожных батальонов, выполнявших, как уже отмечено ранее, различные боевые, но очень мало заметные для исследователей обороны Одессы задачи, выглядят не существенными и не критичными. Их более, или менее учитывали – имеются списки, но впрямую на обороноспособность одесской обороны они не влияли. Ну, раз об этих незаметных воинских частях мало кто упомянул вообще, то, значит, и о их потерях говорить не было повода. Исправим эту не справедливость, используя ранее секретные списки потерь личного состава.
Приступая к этой теме, нигде и никогда не освещавшейся в литературе, в том числе мемуарной, не могу унять волнения и даже дрожи в руках: впервые читатель, понимающий суть и предназначение наших войск во время войны, сможет оценить подвиги безвестных солдат и офицеров железнодорожных войск, отдавших свои жизни при техническом прикрытии, восстановлении и заграждении одесских железных дорог, эксплуатации подвижного состава под непрерывными обстрелами и бомбёжками врага, и имевших при этом мало возможностей защищаться.
Особая роль 27 ОВЖДБ в обороне Одессы определила и огромные потери его личного состава. Уверен, что имеющиеся списки явно не полные, но то, что мы вообще можем сейчас с ними ознакомиться и узнать многое о павших и пропавших без вести – уже большая удача. И только потому, что в батальоне в такой тяжелейшей обстановке работал штаб, сумевший не только собрать, сохранить всю необходимую информацию и представить её по команде, но и спасти Боевое Знамя части. Не смотря на ранение и пленение в бою начальника штаба ст. лейтенанта М.М. Мещерякова. Поэтому начнём с
него.

                                               Активный участник боевых действий в обороне Одессы, старший писарь штаба 27 ОВЖДБ сержант Пирог Иван Дмитриевич 1905 г.р. В сложной боевой обстановке вел боевую отчётность батальона и учёт личного состава, в результате чего сохранены списки погибших и пропавших без вести. Награждался медалями «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Проживал на ст. Слатино

В Одессу – как мы определились ранее, прибыло примерно 600 человек личного состава этого батальона, принявших участие в боях за Одессу. Имеется единственный источник, находящийся в музее железнодорожных войск, который сообщает о количестве личного состава в эвакуированных из Одессы батальонах. Это воспоминания бывшего командира одесского ОЭЖДБ полковника И.И. Яроменок. Он писал спустя немало лет и, местами, не очень внятно, что в Севастополь было эвакуировано примерно 200 – 250 человек из 27 ОВЖДБ(9). Запомним эти неточные, приблизительные цифры, и попробуем их сопоставить с фактами после просмотра нескольких списков, взятых из разных источников.
Вчитываясь в фамилии красноармейцев 27 ОВЖДБ, пропавших без вести и убитых на поле боя понимаешь, что большинство их них были людьми зрелыми, под 30 лет. Большая часть призванных по мобилизации – из городов и районов Харьковской области, что абсолютно понятно. Офицеры почти все – из воинской части – формирователя – 11 ОЖДП. До вступления в непосредственную оборону Одессы потери не большие, а с 11 августа – очень большие. Можно сказать, что большинство потерь батальона произошли в августе 1941 года – всё это тщательно зафиксировано в списках безвозвратных потерь 27 ОВЖДБ, что говорит о хорошей работе штаба части по учёту личного состава. Иначе мы бы до сих пор не знали имён этих безвестных защитников Одессы – воинов железнодорожных войск из 27 ОВЖДБ, среди которых вряд ли были хорошо подготовленные стрелки из винтовок.
Но есть очень важный нюанс, который исследователю обязательно нужно учесть: в тяжёлых боях августа 1941 года 27 ОВЖДБ понёс очень большие потери – убитыми на поле боя, и пропавшими без вести – тоже на поле боя. Мы не можем сейчас узнать кто их попавших в румынский плен (это важно) был ранен и не мог сопротивляться, у кого кончились патроны, а кто был убит и этот факт не увидели свои. Кто-то из пропавших мог, получив ранение и не получив помощи от своих или румын, умереть, и об этом никто теперь не узнает. И поэтому в списке – «пропал без вести». Но вот в чём важность румынского плена: при всём скотском отношении к нашим военнопленным, румыны в своих лагерях устанавливали, всё-таки, менее зверский режим, чем немцы. Не поворачивается язык их похвалить за еду, но, всё-таки, кормили у них чуть чуть лучше, чем в немецких Шталагах. Т.е., возможности выжить в румынском лагере было немного побольше, да и возможностей для побега тоже. Конечно, у каждого военнопленного Красной армии своя судьба, и, наверное, многие не выжили и там, у румын. Но, если попробовать «пробить» некоторые фамилии (а лучше, конечно, все) из наших, пропавших без вести красноармейцев, то получается очень интересная картина. Особенно с учётом выхода из войны Румынии в 1944 году, когда румынская охрана лагерей просто ушла и, по сути, освободила наших пленных. Что происходило в таком случае: вторичный призыв в РККА, разумеется, после скрупулёзной проверки соответствующих органов. И те из бывших военнопленных, в том числе и 27 ОВЖДБ, которые не потеряли силы и здоровье, шли мстить за свой позор, как они справедливо считали, и за своих павших товарищей. В списке 27 ОВЖДБ, который находится ниже, есть, видимо, немало таких воинов, сполна навоевавшихся после побегов и освобождения из плена. Явление это было массовым, и большинство тех, кто был в состоянии держать оружие после плена, успели отличиться в боях за родину, как правило, в тех частях, куда их призывали по «ходу песни» при освобождении.
Не стану «пробивать» всех – эту кропотливую работу отложим на более позднее время, остановлюсь только на некоторых воинах 27 ОВЖДБ из этого большого списка.

Ну вот, пишем всех, кто теперь известен и не должен быть забыт.
1. Атаманюк Николай Степанович – лейтенант, командир 2 путевой роты, 1912 г.р. Погиб в бою 12.08.1941 года
2. Цыбульский Илья Фомич – лейтенант, ком. взвода, 1918 г.р. Пропал без вести в бою 12.08.1941 года
3. Судак Фёдор Лукич – лейтенант, командир 4 технической роты, 1904 г.р. Пропал без вести в бою 11.08.1941 года
4. Трофименко Сергей Иванович – капитан, командир 27 ОВЖДБ, 1906 г.р., погиб в бою 11.08.1941 года
5. Мещеряков Михаил Михайлович – ст. лейтенант, начальник штаба батальона, 1907 года рождения. Ранен и пропал без вести в бою 11.08.1941 года. Попал в румынский плен. Сведений о том, каким образом стал солдатом РККА не просматривается, но воевал хорошо. Награждён орденом «Красная Звезда» и медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» — все награды в 1945 году
6. Шацкий Александр Ильич – мл. лейтенант, начальник химической службы батальона, 1912 г.р. Пропал без вести в бою 11.08.1941 года

7. Кловацкая Анастасия Тихоновна – военфельдшер, без в/звания, 1907 г.р., пропала без вести при оказании помощи воинам батальона в бою 11.08.1941 года. Попала в румынский плен, осталась жива, освобождена предположительно в 1944 году. Уволена в запас только в 1950 году. Сведений о службе и наградах нет
8. Палеев Константин Павлович – мл. лейтенант, командир взвода, 1910 г.р. Пропал без вести в бою 11.08.1941 года
9. Савченко Николай Кондратьевич – мл. сержант, командир отделения, 1920 г.р., пропал без вести в бою 11.08.1941 года
10. Миница Иван Григорьевич – ефрейтор, командир отделения, 1919 г.р., пропал без вести в бою 11.08.1941 года
11. Кулишев Валентин Степанович – кр-ц, 1917 г.р., пропал без вести в бою 11.08.1941 года
12. Скубко Николай Терентьевич – кр-ц, 1919 г.р. Пропал без вести
13. Лелека Алексей Семёнович – кр-ц, 1910 г.р. Убит в бою 11.08.1941 года
14. Обзор Иван Михайлович – кр-ц, 1906 г.р. – пропал без вести в бою 11.08.1941 года
15. Кузьменко Михаил Иванович – кр-ц, 1910 г.р., пропал без вести в бою 11.08.1941 года
16. Чёрный Леонтий Лукич (Лукьянович) – кр-ц, 1914 г.р., пропал без вести в бою 11.08.1941 года. Попал в плен к румынам, совершил побег. Вторично призван и воевал в 266 СП 93 СД, награждён медалью «За отвагу», «За победу над Германией» и орденом Отечественной войны II ст. в 1985 году
17. Кальченко Фёдор Филиппович – кр-ц, 1911 г.р., пропал без вести в бою 11.08.1941 года
18. Почуев Трофим Андреевич – кр-ц, 1908 г.р., — « —
19. Гончаренко Иван Иванович – мл. сержант, 1922 г.р. — « —
20. Хурсов Павел Петрович – кр-ц, 1909 г.р., — « —
21. Килькинов Дмитрий Кириллович – кр-ц, 1909 г.р., — « —
22. Радивилов Михаил Леонтьевич – кр-ц, 1909 г.р., — « —
23. Жмурко Дмитрий Иванович – кр-ц, 1914 г.р., — « —
24. Белуха Тимофей Фёдорович – кр-ц, 1909 г.р., — « —
25. Крыловецкий Фёдор Леонтьевич – кр-ц, 1905 г.р., — « —
26. Белокоровый Дмитрий Давыдович – кр-ц, 1910 г.р., — « —
27. Шевченко Трофим Иванович – кр-ц, 1914 г.р., — « —
28. Ревенко Григорий Мойсеевич – кр-ц, 1914 г.р., — « —
29. Ханюков Степан Иванович – кр-ц, 1913 г.р., — « —
30. Гуменюк Яков Абрамович – кр-ц, 1916 г.р., — « —
31. Реутов Матвей Антонович – кр-ц, 192 г.р., — « —
32. Коновалов Дмитрий Иванович – кр-ц, 1912 г.р., — « —
33. Костин Степан Семёнович – кр-ц, 1913 г.р., — « —
34. Шпица Трофим Семёнович – кр-ц, 1915 г.р., — « —
35. Гордиенко Емельян Тихонович – кр-ц, 1910 г.р., — « —
36. Яловой Феодосий Никитич – с-т, пом. ком. взвода, 1913 г.р., -«-
37. Скляров Иван Васильевич – кр-ц, 1910 г.р., — « —
38. Полижаев Пётр Васильевич, кр-ц, 1909 г.р., — « —
39. Рябченко Василий Харитонович – кр-ц, 1912 г.р., — « —
40. Касьян Матвей Антонович – кр-ц, 1911 г.р., — « —
41. Нарожный Пётр Николаевич – кр-ц, 1910 г.р., — « —
42. Мальцев Пимон Митрофанович – кр-ц, 1916 г.р., — « —
43. Забирнык Кузьма Петрович — кр-ц, 1912 г.р., — « —
44. Голубничий Борис Минович – кр-ц, 1916 г.р., — « —

45. Шеен Василий Семёнович –ком. отделения, 1920 г.р., пропал без вести в бою 11 августа 1941 года, попал в румынский плен. Совершил побег или освобождён Красной армией, воевал в 87 СП 26 СД так, что достойно отомстил за своих павших товарищей. Награждался орденами Славы II и III степени, медалями «За отвагу» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». В 1985 году получил орден Отечественной войны 1 степени. Настоящий герой железнодорожных войск!

46. Сабидырь Николай Максимович – кр-ц, 1910 г.р., — « —
47. Марков Константин Михайлович- кр-ц, 1908 г.р., — « —
48. Песешник Матвей Пантелеймонович – кр-ц, 1915 г.р., — « —
49. Маросовский Михаил Иванович – кр-ц, 1914 г.р., — « —
50. Шилов Андрей Александрович – кр-ц, 1914 г.р., — « —
51. Пономаренко Наум Павлович – кр-ц, 1914 г.р. — « —
52. Кабаненко Николай Мифодьевич – кр-ц, 1918 г.р. – « —
53. Павленко Григорий Степанович – кр-ц, 1909 г.р. — « —
54. Кольцов Кузьма Лукич – кр-ц, 1914 г.р. – « —
55. Тимошенко Пётр Иванович – мл.с-т., ком.отделения, 1918 г.р. – « —
56. Юхименко Архип Иванович – кр-ц, 1909 г.р., — « —
57. Табакин Яков Петрович – кр-ц, 1912 г.р. — « —
58. Старченко Пётр Константинович – кр-ц, 1917 г.р. – « —
59. Дараган Игнат Петрович – кр-ц, 1917 г.р. — — « —
60. Клесов Пётр Григорьевич – кр-ц, 1910 г.р. — « —
61. Мирошниченко Павел Григорьевич – кр-ц, 1909 г.р. — « —
62. Солодовник Арсений Яковлевич – кр-ц, 1914 г.р. – « —
63. Галаган Пётр Мойсеевич – кр-ц, 1910 г.р. — « —
64. Педько Кузьма Иванович – кр-ц, 1908 г.р. – « —
65. Ткаченко Сергей Никифорович – кр-ц, 1909 г.р. – « —
66. Аушев Яков Павлоич – кр-ц, 1914 г.р. – « —
67. Коломиец Филипп Минович – кр-ц, 1909 г.р. – « —
68. Дудник Иван Харитонович – мл. сержант, 1911 г.р. — « —
69. Полешко Василий Михайлович – кр-ц, 1913 г.р. – « —
70. Смога Пётр Филиппович – кр-ц, 1911 г.р. – « —
71. Дроздов Григорий Васильевич – кр-ц, 1911 г.р. –«-
72. Смога Трофим Семёнович – кр-ц, 1912 г.р., пропал без вести, попал в румынской плен. Освобождён, воевал.
73. Атаманенко Владимир Павлович – кр-ц, 1907 г.р., пропал б/в 11.8.1941 г.
74. Коваленко Степан Максимович – кр-ц, 1905 г.р., — « —
75. Зиновьев Иван Максимович — кр-ц, 1915 г.р. –«-
76. Макуха Александр Иванович — к-ц, 1914 г.р. –«-
77. Колядинский Пётр Харитонович – к-ц, 1908 г.р. – « —
78. Симоненко Григорий Алексеевич к-ц, 1912 г.р., — « —
79. Матюшенко Сергей Фёдорович – мл.с-т, 1918 г.р. пропал б/в 11.08.1941 года
80. Гаврилов Прокофий Алексеевич – мл.с-т, 1919 г.р. –«-
81. Прокофьев Арсентий Прокофьевич – кр-ц, 1908 г.р – « —
82. Котиливец Лука Иванович – кр-ц, 1916 г.р. – « —
83. Житнев Александр Александрович – мл.ком., 1914 г.р., убит в бою 11.08.41 г.
84. Гуровой Дмитрий Петрович – кр-ц, 1913 г.р., — « —
85. Раскопа Фёдор Григорьевич к-ц 1913 г.р., пропал б/в 11.08.1941 года
86. Середа Василий Антонович к-ц, 1912 г.р. — « —
87. Шкарлет Пантелей Михайлович к-ц, 1921 г.р. – « —
88. Гуренко Григорий Петрович к-ц, 1905 г.р. убит в бою 11.08.41 г.
89. Диригуз Иван Афанасьевич к-ц, 1915 г.р. убит в бою 11.08.41 г.
90. Турлянский Иван Данилович к-ц, 1912 г.р., пропал б/в 11.08.41 года
91. Шарпило Карп Герасимович к-ц, 1912 г.р., — « —
92. Коробец Николай Никонорович к-ц, 1907 г.р., убит в бою 11.08.41 года
93. Сячин Никифор Гурьевич к-ц 1906 г.р., пропал б/в 11.08.41 года
94. Кобзарь Пётр Семёнович к-ц 1912 г.р., — « —
95. Пахомов Григорий Иванович к-ц, 1910 г.р. — « —
96. Трофименко Тихон Самойлович к-ц 1908 г.р., — « —
97. Смоленко Пётр Макарович к-ц, 1908 г.р., — « —
98. Путятин Никита Ильич к-ц 1916 г.р. – « —
99. Субачев Василий Сергеевич к-ц 1912 г.р. – « —
100. Евенко Михаил Фёдорович к-ц 1905 г.р., -«-
101. Моженский Николай Фёдорович к-ц 1912 г.р., — « —
102. Лукненко Максим Кириллович к-ц 1906 г.р. –« —
103. Ткачёв Николай Павлович к-ц 1918 г.р. –«-
104. Дмитренко Семён Дмитриевич к-ц, 1919 г.р., убит в бою 11.08.41 года
105. Товстопят Григорий Харитонович к-ц, 1918 г.р., – « —
106. Калиберда Андрей Тихонович к-ц, 1907 г.р., пропал б/в 11.08.41 г.
107. Савченко Григорий Антонович к-ц, 1911 г.р., убит в бою 11.08.41 г.
108. Полеев Константин Павлович – мл.л-т, КВ, 1910 г.р. пропал б/в в бою 11.08.1941 г.
109. Чиркин Владимир Ефимович – кр-ц, 1914 г.р., пропал б/в 11.08.41 г.
110. Литвиненко Григорий Стефанович к-ц, 1905 г.р., — « —
111. Подмогильный Иван Петроич к-ц, 1909 г.р., — « —
112. Кот Михаил Сергеевич к-ц, 1908 г.р., убит в бою 11.08.1941 года
113. Ворона Иван Васильевич к-ц 1910 г.р., пропал б/в 11.08.41 г.
114. Гончаров Пётр Васильевич к-ц, 1912 г.р., — « —
115. Парасочкин Сергей Кузьмич к-ц, 1912 г.р., убит в бою 11.08.41 года
116. Шпак Степан Васильевич к-ц, 1917 г.р. пропал б/в 11.08.41 г.
117. Дубровых Фёдор Алекеевич к-ц 1910 г.р., — « —
118. Мякота Яков Петрович к-ц, 1910 г.р. — « —
119. Сзак Михаил Степанович к-ц, 1914 г.р., убит в бою 11.08.41 года
120. Бутко Василий Николаевич к-ц, 1907 г.р., — « —
121. Лебединский Николай Филиппович к-ц, 1915 г.р., — « —
122. Марченко Яков Терентьевич к-ц, 1909 г.р., пропал б/в 11.08.41 г.
123. Федорченко Афанасий Лукич к-ц, 1913 г.р., — « —
124. Маленков Василий Данилович к-ц, 1919 г.р. –«-
125. Беспалько Дмитрий Петрович к-ц, 1914 г.р., — « —
126. Гребенюк Фёдор Николаевич к-ц, 1911 г.р. — « —
127. Бутко Семён Семёнович к-ц, 1914 г.р., убит в бою 11.08.41 года
128. Симоненко Александр Иванович к-ц, 1905 г.р. пропал б/в на поле боя 11.08.1941 г.
129. Соловьян Михаил Григорьевич к-ц, 1906 г.р., — « —
130. Полунин Александр Николаевич к-ц, 1907 г.р., убит в бою 11.08.41 года.
131. Полагенченко Максим Тимофеевич к-ц, 1905 г.р. — « —
132. Горелов Иван Прокофьевич к-ц, 1912 г.р.. — « —
133. Смирнов Иван Антонович к-ц, 1906 г.р., — « —
134. Санжаров Лукьян Константинович к-ц, 1914 г.р., — « —
135. Блинов Павел Михайлович к-ц, 1912 г.р., — « —
136. Мищенко Виктор Емельянович к-ц, 1912 г.р., — « —
137. Тёмный Андрей Павлович к-ц , 1911 г.р., — « —
138. Соколовский Алексей Григорьевич к-ц, 1914 г.р., — « —
139. Дураков Степан Евдокимович к-ц, 1912 г.р., — « —
140. Гуренко Григорий Николаевич к-ц, 1912 г.р., — « —
141. Березовчук Леонид Маркович к-ц, 1906 г.р., пропал б/в на поле боя 11.08.41 года
142. Яркин Иван Алексеевич к-ц, 1906 г.р., — « —
143. Коломицкий Николай Степанович к-ц, 1910 г.р., — « —
144. Липовый Афанасий Алексеевич- мл.командир, 1915 г.р. — « —
145. Любенко Сергей Ефимович- мл.с-т, КО, 1913 г.р., убит в бою 11.08.41 года
146. Коптелиф Афанасий Константинович – мл.с-т, КО, 1917 г.р., — « —
147. Дыгало Фёдор Васильевич – к-ц, 1913 г.р. пропал б/в 11.08.1941 года
148. Збитнев Иван Александрович к-ц, 1912 г.р., убит в бою 11.08.41 года
149. Белагай Фёдор Прокофьевич к-ц, 1914 г.р., — « —
150. Гетьманенко Семён Никифорович к-ц, 1909 г.р., — « —
151. Мудрец Степан Порфирьевич мл. с-т, КО 1910 г.р. пропал б/в 11.08.1941 года
152. Чаус Матвей Николаевич к-ц, 1910 г.р., — « —
153. Жуков Никита Павлович – мл. с-т, КО, 1918 г.р., — « —
154. Цвентух Андрей Сергеевич – к-ц, 1910 г.р., — « —
155. Мищенко Василий Лукьянович – к-ц, 1917 г.р., — « —
156. Рынковой Кирилл Петрович к-ц, 1913 г.р., — « —
157. Белый Никифор Андреевич к-ц, 1906 г.р., убит в бою 11.08. 1941 года
158. Савченко Дмитрий Григорьевич – мл. с-т, КО, 1919 г.р. — « —
159. Шевченко Андрей Николаевич – к-ц — пропал б/в 11.08.1941 года
160. Яхлиель Филипп Вениаминович – к-ц, 1906 г.р., — « —
161. Тугарев Пётр Михайлович к-ц, 1911 г.р., — « —
162. Кудин Иван Фёдорович – мл.сержант, 1914 г.р. – « —
163. Алексеенко Алексей Емельянович – мл. сержант, 1912 г.р . – « —
164. Коробин Валентин Григорьевич –кр-ц, 1919 г.р., — « —
165. Толок Емельян Гаврилович – кр-ц, 1919 г.р. – « —
166. Фомин Степан Афанасьевич – кр-ц, 1914 г.р. – « —
167. Павлюченко Василий Петрович – кр-ц, 1919 г.р., — «-
168. Цыбульник Иван Антонович – кр-ц, 1912 г.р. — « —
169. Гусинский Яков Иванович — красноармеец. Умер (?) на поле боя.
170. Калиниченко Александр Федотович. Утонул (?) Не указана дата, на поле боя
171. Жук Илья Степанович – красноармеец, 1917 г.р. – пропал без вести, даты нет
172. Коленко Павел Самойлович — кр-ц, 1916 г.р. – пропал б/в в бою 22.08.1941 г.
173. Мороз Илья Митрофанович – кр-ц, 1910 г.р. — пропал б/в в бою 22.08.1941 года
174. Букало Иван Фёдорович – кр-ц, 1908 г.р. —                                                          — « —
175. Боднар Иван Ефимович – кр-ц, 1918 г.р.,                                                             — « —
176. Филев Пётр Афанасьевич – кр-ц, 1911 г.р.,                                                           — « —
177. Стрельник Иван Иванович – мл.сержант, 1913 г.р.,                                          — « —
178. Руденко Александр Федосеевич – кр-ц, 1912 г.р.                                               — « —
179. Соляник Кирилл Захарович – кр-ц, 1905 г.р.,                                                        — « —
180. Запарожиц Пётр Алексеевич – кр-ц, 1916 г.р., пропал без вести в бою 22.08 1941 года. Попал в плен к румынам, лагерь Галац, освобождён Красной армией в 1944 году
181. Куликов Андрей Никонович – кр-ц, 1913 г.р., пропал без вести 22.08.1941 года
182. Цебренко Пётр Владимирович – кр-ц, 1910 г.р., пропал без вести 22.08 1941 года
183. Левчук Куприян Данилович – кр-ц, 1910 г.р., пропал без вести 22.08.1941 года
184. Тонкошкур Прокофий Герасимович – кр-ц, 1913 г.р., — « —
185. Гарбуз Василий Фёдорович – кр-ц, 1914 г.р., — « —
186. Мусиенко Николай Фёдорович – кр-ц, 1917 г.р., — « —
187. Рукавица Григорий Фёдорович – кр-ц, 1914 г.р., пропал без вести 22.08.1941 года. Попал в румынский плен. Скорее всего, бежал, стал автоматчиком в стрелковом полку, РККА и в октябре 1943 года при освобождении Днепропетровска был ранен. После чего непостижимым образом вновь оказался в железнодорожных войсках. И уже весной 1945 года в составе 26 ОВЖДБ награждён медалью «За боевые заслуги» будучи путейцем. В 1985 году награждён так же орденом Отечественной войны 1 степени. Про плен в его наградном документе – ни звука, но очевидно – этот лозовчанин — настоящий герой железнодорожных войск
188. Наталок Иван Сергеевич – кр-ц, 1910 г.р., пропал без вести 22.08.1941 года
189. Корягин Иван Егорович – кр-ц, 1910 г.р., пропал без вести 22.08.1941 года
190. Горошин Иосиф Ефимович – лейтенант, ком. взвода, 1910 г.р. Убит 25.08.1941 г.
191. Гонтаренко Николай Филиппович – политрук, 1910 г.р. Убит 26.08.1941 года
192. Минченко Пётр Петрович – кр-ц, 1919 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
193. Жуков Анатолий Дмитриевич – кр-ц, 1909 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
194. Ждан Борис Терентьевич – кр-ц, 1918 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
195. Давиденко Тимофей Адамович – мл.с-т, 1921 г.р., считался убитым в бою 26.08.1941 года, но на самом деле раненым попал в плен к румынам, был освобождён из лагеря Слободзея в 1944 году. После вторичного призыва воевал солдатом в 305 ГСП 44 ГСД, был тяжело ранен, умер и похоронен в Венгрии в 1945 году.
196. Паук Павел Михайлович – кр-ц, 1918 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
197. Качайло Константин Митрофанович – кр-ц, 1911 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
198. . Демяненко Герасим Степанович – кр-ц, 1911 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
199. Синельник Иван Андреевич – кр-ц, 1914 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
200. Гавриляка Владимир Яковлевич – кр-ц, 1914 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
201. Разовский Аркадий Борисович – мл. с-т., 1921 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
202. Островский Владимир Валентинович – мл. с-т., 1918 г.р., убит в бою 26.08.1941 г.
203. Пашенко Григорий Ильич – кр-ц, 1907 г.р., убит в бою 26.08.1941 года
204. Гонтарь Андрей Фёдорович – кр-ц, 1912 г.р., убит в бою 26.08.1941
205. Мусиенко Николай Фёдорович – кр-ц, 1917 г.р., убит при бомбардировке немецкой авиации станции Армянск 22.09.1941 года

Теперь попробуем выяснить, если это вообще возможно имея эти списки потерь, сколько же личного состава потерял доблестный 27 отдельный восстановительный железнодорожный батальона во время обороны Одессы, если личного состава было первоначально 600 человек. Если 205 человек потерь верная цифра, то из Одессы в Севастополь должны были прибыть 395 человек. Но полковник И.И. Яроменок упоминал цифру гораздо меньшую – примерно 250. Учтём взвод 4 роты, о котором упоминалось в начале главы, двигавшийся по приказу погибшего комбата и чьей-то воле в сторону Крыма через Херсон и Армянск (упомянут в мемуарах военинженера 1 ранга С.К. Волчана) с неясной задачей: допустим, это 30 человек. Значит, если сопоставить все эти данные, то всего личного состава 27 ОВЖДБ в Севастополе оказалось 250 + 30 = 280 человек. . Получается немалое расхождение в 115 человек, которое объяснить сложно… Разумеется, все эти подсчёты очень приблизительны и никак не могут претендовать на какую-то истину. Но расхождение, всё-таки, очень большое – это же не дивизия, и даже не полк – всего лишь небольшой батальон. Это расхождение только подчёркивает, в каких тяжких условиях воевал, пропадал без вести и погибал батальон взрослых мужиков-путейцев, не успевших стать приличными стрелками из своих винтовок…
…В это же время на севере Крыма – напомним читателю, действовал взвод 4 технической роты, старшим в котором был воентехник 1 ранга С.К. Волчан, и уже был один погибший красноармеец Н.Ф. Мусиенко. Эпопея этого подразделения – в следующей главе.

20 ОВЖДБ при обороне Одессы тоже понёс потери, выполняя задачи обеспечения движения бронепоездов, поездов снабжения и восстанавливая, при необходимости, поврежденные железнодорожные пути. Найденные документы содержат информацию о потерях только 12 солдат и офицеров, включая ранее упомянутого красноармейца Е.В. Кожухаря, который погиб на перегоне Тирасполь-Раздельная. Остальные погибали во время артиллерийских обстрелов и авиационных ударов на объектах выполняемых работ – т.е. там, где выполняли боевые задачи прикрываемые личным составом 20 ОВЖДБ бронепоезда и поезда снабжения. Есть, конечно, очень большие сомнения в том, что эти списки достоверные, но пока других нет, то перечислим погибших:

1. Лейтенант Журавлёв Олег Николаевич – командир взвода, 1920 года рождения, житель Ленинграда, выпускник школы ВОСО, погиб в бою на станции Карпово 10 августа 1941 года и похоронен вблизи с. Первомайск Одесской области. О наградах юного лейтенанта сведений нет

2. Лейтенант Матюшкин Василий Александрович – командир взвода, 1911 года рождения, призван из запаса. Погиб при бомбардировке вражеской авиацией станции Застава-1 16 августа 1941 года, похоронен в братской могиле на ст. Застава-1.
3. Младший лейтенант Пикуль Филипп Никитович – старший техник штаба, 1913 года рождения, призван из запаса. Погиб при артобстреле на перегоне Дачная – Выгода 1 сентября 1941 года. Похоронен в братской могиле на ст. Застава-1. Посмертно награждён орденом «Красное Знамя» (Когда состоялся Указ ВС СССР от 10.02.1942 года доблестного офицера давно не были в живых…).
4. Красноармеец Сафронов Иван Фёдорович, путеец, 1919 года рождения. Погиб при обстреле вражеской артиллерией станции Дачная. Похоронен в братской могиле.
5. Красноармеец Половой Андрей Устимович, командир отделения, 1913 года рождения. Погиб при артобстреле станции Застава-1 16 августа 1941 года. Похоронен в братской могиле.
6. Красноармеец Зеленокоринный Сергей Антонович, электромонтёр, 1914 года рождения. Погиб там же, при том же артобстреле. Похоронен в братской могиле.
7. Красноармеец Марук Сергей Павлович, электромонтёр, 1914 года рождения. Погиб там же, при том же артобстреле. Похоронен в братской могиле.
8. Красноармеец Лясковский Михаил Иванович, путеец, 1910 года рождения. Погиб там же, при том же артобстреле. Похоронен в братской могиле.
9. Красноармеец Галимонов Трофим Петрович, 1907 года рождения. Погиб там же, при том же артобстреле. Похоронен в братской могиле.
10. Красноармеец Семикозов Михаил Никитович, 1918 года рождения. Погиб там же, при том же артобстреле. Похоронен в братской могиле
11. Красноармеец Трейгер Наум Моисеевич, 1917 года рождения. Погиб там же, при том же артобстреле.
Повторю свои сомнения в полноте сведений о потерях 20 ОВЖДБ при обороны Одессы. Тем более, что обращаясь к известному (и пока единственному) источнику из музея железнодорожных войск России, а именно воспоминаниям бывшего командира одесского ОЭЖДБ полковника И.И. Яроменок, устанавливаем примерную численность (по его словам) 20 ОВЖДБ… в 200 человек(9). Если, как мы знаем, штатная численность батальона мирного времени была 580 человек, то совершенно не ясно, куда пропали 580 – 12 — 200 = 368 человек личного состава…
Впрочем, гадать не стоит: мы мало что знаем о том, каким образом использовался этот батальон в обороне Одессы: там всё могло быть, в том числе и изъятие личного состава для непосредственного участия в обороне. Пример – рядом: 27 ОВЖДБ. Ясно только одно: и личный состав 20 ОВЖДБ проявил в боях и боевых операциях героизм и презрение к смерти, выполнял свои специальные задачи под постоянным огневым воздействием врага добросовестно, бесстрашно, и ни один бронепоезд Одессы не попал в руки врага по вине путейцев. Я думаю, что это главная заслуга этого доблестного батальона и его командиров. А списки… ну что же, видимо, всё-таки, не полные. Будем искать ответы на эти непростые вопросы

Одесский отдельный эксплуатационный батальон (ОЭЖДБ) – это настоящая «самодеятельность» командования и Военного совета отдельной Приморской армии, вызванная острой необходимостью бесперебойной эксплуатации десятков километров железных дорог Одесского узла для обеспечения устойчивости обороны города. Известно, что к началу Великой Отечественной войны уже существовал штат ОЭЖДБ , утверждённый НКО СССР маршалом С.К. Тимошенко 5 марта 1941 года. Можно предположить, что этот документ вряд ли в то время был получен в осаждённой Одессе, да и создавали свой батальон конкретно под стоящие боевые задачи. Есть большие сомнения в том, что в той обстановке спешки и большого напряжения придавали какое-то значение созданию делопроизводств штаба и служб, там более, что основные руководящие должности заняли люди гражданские. Возможно поэтому, к сожалению, нигде не просматривается никаких документов о работе штаба, служб, в том числе учетных документов по личному составу. И по погибшим тоже: кроме сведений, указанных выше о гибели политработников батальона во главе с комиссаром В.С. Жигаревым и цифры в 400 человек погибших железнодорожников, никаких сведений на сайтах МО РФ не найдено(8).

15 октября (по другим данным – 5 октября) 1941 года из штаба ОПА был получен приказ об эвакуации в Севастополь всего оставшегося личного состава трех железнодорожных батальонов, за исключением группы подрывников. На крейсере «Красный Кавказ» прибыло в Севастополь, по словам командира ОЭЖДБ И.И. Яроменок, 400 человек из его батальона и примерно по 200 человек из 27-го и 20-го восстановительных железнодорожных батальонов. В Одессе оставалась подрывная группа под руководством помощника командира эксплуатационного батальона Трофименко, которая в течение трех суток провели заграждение железных дорог Одессы путём разрушения путей, стрелок, линий связи, паровозов и вагонов. Были завалены вагонами подходы к причалам, уничтожена аппаратура связи, сожжены десятки тонн подсолнуха в порту. Группа заграждения через три дня прибыла в Севастополь.

Часть личного состава 27 ОВЖДБ (примерно одна рота) во главе со своим командиром военинженером 2 ранга И.Ф. Бегма вскоре были переправлены на Кавказ и, после переформирования, батальон снова вошёл в состав своей 28 ОЖДБР. Но это уже совсем другая история…

Держать в руках Боевое Знамя героического 27 ОВЖДБ в музее железнодорожных войск России в августе 2022 года в Москве – это не только волнительно, но и очень почётно! Реликвия, спасённая в Одессе, достойно хранится в память героического поколения воинов — защитников родины из 27 ОВЖДБ. Автор (слева) с другом – исследователем истории войск Владимиром Петропавловским

По распоряжению командования Севастопольского оборонительного района для транспортного обеспеченная, технического прикрытия и заграждения рокадного направления железной дороги в Крыму из остатков личного состава трех железнодорожных батальонов был сформирован один на базе 20 ОВЖДБ (командир батальона майор Т.И. Гончаров).

Началась новая история подвигов военных железнодорожников на южном фланге обороны – Крымская, которая не будет полной, если не упомянуть ещё один восстановительный батальон – 10 ОКВЖДБ. Он прибыл в апреле 1941 года в составе 29 ОЖДБР по приказу начальника управления военных сообщений РККА генерал-лейтенанта Н.И. Трубецкого для выполнения работ по увеличению пропускной способности железнодорожной линии Вапнярка (ОдЖД) — Ямполь – Окница (Молдавская ж.д.). Местом дислокации батальона была ст. Ямполь. С началом войны батальон начал выполнять задачи технического прикрытия и заграждения станций и участков Одесской железной дороги на севере (Котовск – Слободка – Мардаровка). В дальнейшем отступал с войсками 9 армии в направлении Херсона — Крыма. История железнодорожных войск и органов военных сообщений никак не описывает роль и деятельность этого батальона в Крыму. А мы к нему ещё вернёмся.

 

 

 

Литература и источники:
1. «Страницы истории Одесской железной дороги» 1865-2005. Линюк Ю.С., Одесса, «Астропринт» 2005 год (На украинском языке).
2. «Бронепоезда в обороне Одессы (1941 г.)». C.Ромадин (Краматорск). http://mil.sevhome.ru/voenistor/crimwow/obwoprwow/c-romadin-kramatorsk-bronepoezda-v-oborone-krasavicy-odessy 2011
3. «Железнодорожные войска России. Кн. 3. На фронтах Великой Отечественной войны: 1941–1945». Старостенков Н. В. и коллектив авторов. — М.: Стэха, 2002 г. http://militera.lib.ru/h/zheleznodorozhnye_voyska_rossii/20.html
4. Книга памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом. Том 6
5. «Под гвардейским знаменем». Боевой и трудовой путь 1-й отдельной гвардейской железнодорожной Варшавской ордена Кутузова бригады. В.А. Шемуратов. Москва 1999 год.
6. «Одесса и Крым 1941 г., 27 ОВЖДБ». С.К. Волчан, воспоминания. Фонд музея ЖДВ. https://proza.ru/2021/04/08/1795 (Страничка В. Петропавловского)
7. «Гвардейцы-железнодорожники» К.П. Терёхин, А.С. Таралов – изд. МО СССР, Москва, 1964 год.
8. «Путь стальной в огне пролег». В.А. Вонсович, научный сотрудник Одесского историко-краеведческого музея http://www.history.odessa.ua/publication9/stat01.htm
9. «Воспоминания командира Одесского отдельного эксплуатационного железнодорожного батальона полковника И.И. Яроменок». Фонд музея железнодорожных войск России. В.Н. Петропавловский. https://proza.ru/2021/02/20/1534
10. «Оборона Одессы. 73 дня героической обороны города». Гл. 10 «Одесситы держат оборону». В.А. Савченко. А.А. Филипенко. Центрполиграф, 2011 год. https://military.wikireading.ru/26944

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.