Томский кумир Тюменского футбола.

Так можно назвать одного из выдающихся футболистов 20-х – 30-х годов прошлого века, прибывшего в Тюмень из Томска, нападающего Константина Гуляева (1900 – 1986 г.г.).

Этого одарённого спортивными талантами человека считают своим в Томске, поскольку именно там начал блистать на футбольных полях юный правый инсайд (правый крайний нападающий) Костя Гуляев. Правда, родиной нашего героя была Уфа, где в очень обеспеченной семье мальчик получил разностороннее воспитание и образование, закончил реальное училище и стал заядлым спортсменом. Как всегда в те времена – «всеядным»: увлекался велосипедом, стал мотоциклистом и, разумеется, очень любил и умел играть в футбол.К.Гуляев - копия
В судьбе 17-летнего Гуляева Октябрьская революция сыграла огромную роль: как обычно пишут о том времени, «закружила – завертела», видимо, заставила порвать с благополучным прошлым, в результате чего оказался наш герой в 1919 году в … Томске, где как раз происходило историческое противоборство старого режима с новым. В своих кратких автобиографических записках Константин Петрович писал о своём вступлении в Красную гвардию в 1920-м, службе в Томске и Новосибирске, и… футболе. Ему повезло: никто не выяснял его происхождение, а добросовестная, хоть и краткая служба в рядах Красной гвардии, стала залогом его поступления во вновь образованный в Томске институт физической культуры. Конечно, не с проста, и не вдруг – ведь был футбол, и какой футбол в Томске!
За неполных пять лет пребывания в этом сибирском городе К.Гуляев стал одним из ведущих футболистов сборной тогдашней Семипалатинской, а затем Томской губерний, и лучшей команды города с оригинальным названием «Одиннадцать».

Гуляев в команде "Одиннадцать", стоит слева. Томск.
Гуляев в команде «Одиннадцать», стоит слева. Томск.

Команда эта не только была сильнейшей в начале 20-х в Томске, но и успешно громила всех соперников, например, в турне по Сибири 1921 года под флагом Томской футбольной лиги. Были повержены с крупным счётом команды Новониколаевска и даже будущего чемпиона Сибири – Омска. Он был многократным чемпионом своей области и Томска, заслужив любовь и признательности тамошних болельщиков своей блестящей игрой в атаке. Поэтому личность Гуляева – неотъемлемая часть истории Томского футбола. И мы с этим спорить не станем.
В 1924 году после окончания института Константин Гуляев получил распределение в Тюмень, что и определило всю его дальнейшую профессиональную, спортивную и личную судьбу. После чего и мы теперь, вполне оправданно и законно, имеем право считать его «нашим». И есть за что!
В своих, уже упомянутых, записках, К.П. Гуляев писал, что выступал за «Динамо» и «Буревестник» — и был, конечно, прав. Но не совсем, потому, что есть документы, которые несколько уточняют эти сведения: например, фотография команды «Совторговля» 1925 года, где своего отца узнала дочь Константина Петровича – Татьяна.

Футбольная команда "Совторговля", Тюмень К. Гуляев - стоит второй слева 1925 год.
Футбольная команда «Совторговля», Тюмень К. Гуляев — стоит второй слева.

А в следующем году его фамилия красуется уже в составе Тюменского «Спартака» — вновь созданной команды нового спортивного общества! Мне кажется, ценные уточнения в карьере футболиста!
Который в это время уже трудится учителем вначале в школе №2, затем в №1. Учительская карьера его впечатляет – он быстро становится завучем, а затем и директором самой большой в Тюмени школы №1. Педагогическая карьера длится десятилетиями. И всё это – на фоне выступлений в жарких футбольных поединках в первенстве города, о нём пишут, им восторгаются… Но вначале, как водится, назревают изменения и в личной жизни педагога – футболиста. Тут же, рядом с футбольным полем, он знакомится со своей будущей «половинкой» — красавицей Лизаветой, с которой прожил более 55 лет…
В 1927 году К.Гуляев переходит в Тюменское «Динамо» — и эти без малого десять лет — лучшие годы в его карьере игрока.

Пятый слева в "Динамо" Тюмень - нападающий К. Гуляев.
Пятый слева в «Динамо» Тюмень — нападающий К. Гуляев.

Примечательны его воспоминания о наиболее значимых футбольных поединках, своих ощущениях и товарищах.
«…Поле, обнесённое жердями, так называемый стадион, располагался на пустыре, где теперь красуется здание обкома КПСС. Оно позволяло собираться зрителям вокруг поля со всех четырёх сторон. Одни наблюдали за игрой, опираясь на столбики или жерди, а кто-то сидел на травке. О трибунах никто не мечтал. Размеры поля соответствовали положенным стандартам, но футбольные ворота не могли воодушевить игроков или порадовать глаз болельщика: два некрашеных, посеревших от дождей столбика, а сверху к ним прибита той же расцветки перекладина. Сеток не было – да и откуда они могли взяться?
Вот тут имеются разночтения мнений двух ветеранов нашего футбола – К.Гуляева и Владислава Брянцева. Последний, хоть и был немного помоложе, но считал, что сетки на ворота всё же были. Когда их покупал Лёня Алёшечкин. Впрочем, уточнить сейчас этот факт уже не у кого…
« Я всегда играл на правом краю нападения, инсайдом. Расстановка игроков того времени не соответствует современному: она имела схему треугольника. Т.е., пять форвардов, три полузащитника, два защитника и вратарь. Сейчас тренеры часто оставляют только двух нападающих, иногда в игру выпускают третьего, остальные играют в защите, хотя нередко и им удаётся ударить по воротам. Но едва атака срывается, как все быстро возвращаются к своим воротам. В центре поля остаётся всего один человек.
Скорости не возросли, а выносливости прибавилось. Это не удивительно, ведь тренеры сейчас разнообразят тренировки, в том числе и с мячом, и без мяча. Гимнастике и бегу отводится чуть ли не половина тренировочных занятий.
Во всех командах, где я играл в Тюмени, меня избирали капитаном. Навсегда запомнился яркий матч 1928 года со сборной Свердловска, когда мы победили, сами того не ожидая, со счётом 2 : 1. Дело случая, потому, что Свердловчане ехали из Омска, где одержали победу, и мы их пригласили. Они не отказались, предполагая, что наши будут слабее. Но мы были на хорошем эмоциональном подъёме и одержали волевую победу. Правда, меня в конце игры взяли в «коробочку», и я сильно повредил колено. Но гол-таки победный забил! И хоть почти месяц потом лечился, вспоминаю этот момент с удовольствием: в Свердловских газетах сообщение об этом поражении в Тюмени так и не появилось – только про победу в Омске…
Стыдно им, видимо, стало. А какие у меня были партнёры! Прекрасный вратарь был Рудницкий, надёжные защитники Андросов и Головин, в полузащите – Перебейносов, Ушаков и Фаддеев, нападающие Гуляев, Васильев, Лисицын, Копьёв и Новак. С такими партнёрами играть было легко и интересно…»

В конце 30-х выступал за «Буревестник». Жаль, что он не стал вспоминать о своей причастности к футбольной команде и Всесоюзному ДСО «Учитель» — а ведь имел к этому прямое отношение! «Буревестник» — тоже студенческое спортобщество, предшествовавшее «Учителю», а уже в 1938 году Константин Петрович Гуляев трудился заместителем директора Тюменского пединститута по заочному обучению и, можно быть уверенным, что судьба, становление и выступления этой замечательной студенческой команды, ставшей победителем Первенства РСФСР среди ВУЗов, для него никак не могли быть не важны. Но… не написал, жаль.
И в науке преуспел – много лет возглавлял кафедру русского языка и литературы, издал более двадцати научных работ и имел сотни благодарных учеников. Но именно спортивная натура вела его по жизни!

SAM_8523 - копия

От футбола никогда не отрывался, сам играл более 10 лет, был и арбитром. Востребованный в футбольной и около футбольной жизни Тюмени он был до 83-х лет, когда последний раз участвовал в почётном жюри ветеранского футбольного турнира Сибири и Урала. Увлекался бильярдом и охотой до очень преклонных лет, и ещё в 50-е годы держал звание первой ракетки в Тюмени в большом теннисе.
Томичи считают, что замечательный, яркий и легендарный футболист 20-х годов Константин Гуляев вернулся в Томск. Что ж, пусть будет так: а из Тюмени он никуда и не уходил…

Добавить комментарий