НОВОГОДНИЙ РЫВОК ЧЕРЕЗ ХЭНТИЙ.

В декабре 1984 года подразделения нашего 136 мехбата на Восточном объекте в МНР работы успешно завершили,  и  15-го из Доронота убыл последний эшелон с техникой и личным составом. Маршрут был не из простых –  через   границу  МНР и СССР надо было проследовать дважды; зато домой!  Мне самому в тот момент там быть не довелось – такие же мероприятия проводил на Юге, где эвакуация проводилась гораздо проще – без всяких пересечений госграницы…
Но как водится, не всё всегда бывало гладко:  в  Дороноте  остался и получил задачу командира части следовать своим ходом в Улан-Батор ремонтный взвод   (ПРМА)  ст.лейтенанта  А.  Кана.  Он сумел убедить командира в том, что его ремонтники  не должны терять так много времени на долгие переезды из страны в страну, а оперативно и быстро прибыть в пункт постоянной дислокации и быть готовым к выполнению задач по ремонту техники. Это звучало красиво, а главное – было созвучно помыслам самого командира части подполковника С.И. Пискунова.  Пять ЗИЛков  131-х с будками, т.е. кузовами с оборудованием, станками и инструментом, двумя прицепами со сваркой и электростанцией, должны были в сопровождении бензовоза из автороты ст. лейтенанта А. Шандрия, совершить марш по вполне известному маршруту.

Автомобильная рота старшего лейтенанта Шандрия. Дорнот.

Там же с целью  окончания загрузки и доставки в часть какого-то ротного имущества оставался   и сам командир автомобильной роты.    При проведении краткого  инструктажа перед своим убытием  зам. командира по технической части майор  И. Коренков, почему-то,  жёстко не определил кто кому в этот момент подчиняется,  порядок движения:  например,  надо ли им ехать вместе  или не обязательно   ( у Алексея Шандрия был, между прочим,  мощный  бортовой тягач КрАЗ-255)…   Результат данного марша оказался неожиданным, хотя был явно предсказуемым!

Колонна батальона совершает не 500-километровый, а 900-километровый марш из Улан-Батора в Дорнод.
Колонна батальона совершает не 500-километровый, а 900-километровый марш из Улан-Батора в Дорнод.

Итак, взвод ремонтников, считавших себя «элитой» батальона, приготовился совершить покорение Хэнтийских гор в течение одного дня, посчитав, что выехать утром  двадцать девятого декабря  — это самое то  — как раз  тридцатого  в тёплую казарму  и прибудут.   На предложение Алексея Шандрия поехать вместе Саша Кан ответил, что  «он сам справится и ждать не  может…».  Алексей с  водителем рядовым Дроздовым слегка  «притормаживал» из-за  погрузки остатков ротного  имущества, зато машина была с хорошим запасом дизельного топлива и нормально работавшей МАЗовской печкой в кабине. Так что исходные позиции были таковы.     Правда, «элита» ремонтная весьма редко   в течение года ездила на своих тяжёлых мастерских, так что опыта у них было маловато – но кто  же в такой момент об этом задумывался!   Как  и об  элементарной связи  в пути следования,  скорости и порядке движения в колонне, хотя об этом давно существуют «буквари» в виде разных Наставлений и  Инструкций…   В пути почему-то возникла пурга.  Но куда там – это ж «элита»…
Дальнейшие события мне поведал Алексей Шандрий,  выехавший в Улан-Батор  во второй половине  дня  30-го.  Дорога, конечно же, автомобилисту известная, вернее – направление.   Их – хоть пруд пруди – все ведут в одну сторону. Только ещё появилась пара  отрицательных факторов– мороз, да с ветерком.   Достал и КрАЗ  тоже – дизтоплива  у нашей бригады никогда зимнего не бывало.    Так что приходилось  часто   трудиться  подкачивающей   помпочкой,  чтобы «не зачахнуть»…     Подзамёрзли, особенно  малоопытный водитель;  в  общем,  рядовой  Дроздов совсем замаялся в пути.   Но ничего – едут.   Повстречали  в сумерках каких-то военных,  заглохших в  дороге  на карбюраторных машинах.  От помощи  они  отказались – тоже были «сами с усами», да и антифриз  был в радиаторах у армейцев…
В это время колонна «элитного» ремонтного взвода  ст.лейтенанта Саши Кана, моментально рассыпавшаяся по разным «дорогам» в направлении столицы МНР почти сразу после выезда из Дорнота,     уже представляла из себя одиночные автомобили,  полностью потерявшие всякое управление и ориентиры,  некоторые почти с сухими баками:  водитель бензовоза  не стал гнаться за всеми сразу,  а  Кан его потерял.    Кое-как  переночевав и собрав половину своего взвода, товарищ Кан начал…  возвращаться в сторону Чойбалсана, понимая, что без бензина он до Улан-Батора не доедет.    В темноте остатки колонны ремонтников  и   КраЗ   Шандрия, конечно,  не встретились…
Перед самым Ундурханом  под утро «экипаж» КраЗа стал засыпать: Алексей Шандрий очнулся в степи, проехав  мимо  «Триумфальной  арки»  аймачного центра,  но  Бог  миловал.  Отдохнув, двинулись дальше через заснеженные Хэнтийские горы.
В вечерних сумерках   в  Улан-Баторский  гарнизон въехал КрАЗ-255 с грузом имущества роты и с самим ротным  А. Шандрием за рулём – в штабе части в это время ждали не только его…    Так что к новогодней ночи успел только он – «элита» потерялась!   На множество вопросов про взвод ПРМА Алексей не мог дать никакого ответа.  Тут каким-то образом доложили,  что в часть был звонок с какой-то военной  точки связи  под  городом Ундурханом  о присутствии там заплутавших машин нашего  мехбата.  Стало понятно, что колонна «распалась», и  там находится в ожидании наш бензовоз и ещё пара машин.  Молодцы  водители,  что  сумели  доложить о сложившейся ситуации!   Командир батальона подполковник  С.И. Пискунов,  я  предполагаю,  сильно обиделся на всех наших «технарей» сразу – ну что это значит – в новогоднюю ночь в часть не прибыла колонна с личным составом?!
Утром  нового 1985 года на поиски пропавших в отличном настроении отправился лично их  непосредственный начальник – зампотех батальона  майор  Игорь Коренков на  новом, полном бензина топливозаправщике.   Тут стоит упомянуть самого надёжного водителя нашего батальона тогда  —  27-летнего рядового Азалова, которому и доверили новенький аппарат.  С таким опытным мужиком поиски были не столь трудными.   По пути за столицей  Хэнтийского  аймака  городом Ундурханом   стали попадаться «элитные» машины  ст. лейтенанта Кана,  затем  они нашли  в посёлке  Баян-Овоо  бензовоз  Зил-130, почти полный бензина.  Остальные  три  машины, вместе с командиром,  были обнаружены в районе Чойбалсана…
…Упускаю слова, высказанные Игорем  Борисовичем Коренковым    Саше Кану  и  всему личному составу его любимого взвода – я их сам не слышал, но какие именно  он  использовал,    я предположить могу.  Как  и  читатель.   Слава Богу,  всё обошлось – никто не замёрз,  не  умер  с голоду и не потерялся.    Зато  какой опыт все они приобрели!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.