НА БУКВЕ ЗАКОНА.

В приличных воинских частях народ всегда подбирается — какой попало, туда не направляется. В железнодорожных войсках таких порядочных частей было совсем мало – соединение – 17-я бригада в Улан-Баторе – одно, один отдельный понтонный батальон в Западной группе войск (ГДР), да одна отдельная рота в Польше. «Запятнанных» по части дисциплины или каким-то другим делам, как правило, в частях бригады не было. И в нашем мехбате тоже – даже молодого офицера не женатого, например, не было ни одного. Даже из выпускников военных училищ. Вот один такой – лейтенант Шандрий, командовал автомобильным взводом в автороте на строительстве небольшой железной дороги Толгойт-Сонгино в красивейшем месте – долине реки Толы под Улан-Батором.

Толковый, добросовестный и грамотный офицер умел трудиться и ладить со своим личным составом, да и технику свою знал досконально. Правда, добиться хорошего состояния своих КрАЗов никак не получалось – всё чего-то запчастей не хватало, а ротный командир Паша Чудов вопросы «ребром» ставить не любил. И вот он – случай…

Командир автороты ст.Лейтенант Павел Чудов со своим взводным Алексеем Шандрием. Ж.д. линия Толгойт - Сонгино, 1982 год.
Командир автороты ст.лейтенант Павел Чудов со своим взводным Алексеем Шандрием. Ж.д. линия Толгойт — Сонгино, 1982 год.

 

В начале 1982 года в казарме автороты в Амгалане как-то раз возились два подчинённых Алексея – в чём заключалось их борьба сейчас уже сказать трудно, но тогда это баловство привело к травме: один «удачно» завалил бидон с краской на ногу другого. При этом ребром этого самого бидона сильно досталось пальцу солдата – его пришлось ампутировать. Вот такая произошла неприятность в хорошей во всех отношениях, в том числе и по воинской дисциплине, роте. Для нашей бригады этот случай оказался«из ряда вон выходящим», хотя конечно – палец было искренне жаль. Но ведь по дурости, по юношеской глупости это произошло. Но тут вмешался политотдел, и, дав «принципиальную оценку» проявлениям «неуставных взаимоотношений», взялся за расследование. Помощник начальника политотдела по комсомолу простую версию сего события отмёл начисто, а «признаваться» воинам – друзьям, по сути,было не в чем. В ходе «следственного эксперимента» солдатам пришлось сочинить версию о том, что в большом железобетонном туалете в темноте кто-то неизвестный чем-то ударил и пожалуйста – пальца нет! Иначе было похоже, что «комсомолец» не отвяжется…

Конечно, этот печальный момент немедленно «лёг тёмным пятном» на репутацию молодого офицера, который, как оказалось, «не владел обстановкой» и плохо работал с личным составом.

Итогом этой оскорбительной оценки явилось комсомольское взыскание в виде выговора, наложенное на офицера. Лёша обиделся,взял в руки все имеющиеся на тот момент Наставления, Правила и Уставы и ещё раз их внимательно изучил.

В один из солнечных февральских дней машины второго автомобильноговзвода лейтенанта А.Шандрия из парка на землеройный комплекс… не вышли.Поехал только первый взвод лейтенанта Супруна. На громкие вопросы командира роты П. Чудова Шандрий серьёзно доложил о неисправностях всех машин взвода. «Но ты же вчера выезжал ?!» -возвопил ротный, на что ему было чётко доложено: «Это было вчера, товарищ старший лейтенант — вот и начальник контрольно-технического пункта (КТП) прапорщик Скробач подтвердит, что машины не исправны»…

В полевом городке батальона на Сонгино, 1982 год. Слева направо:прапорщик Виктор Мурашевич, прапорщик Дмитрий Гажим, прапорщик Евгений Филатов, лейтенант Алексей Шандрий, ст.прапорщик Иван Шульпин и ст.лейтенант Александр Ведмедь.
В полевом городке батальона на Сонгино, 1982 год. Слева направо:прапорщик Виктор Мурашевич, прапорщик Дмитрий Гажим, прапорщик Евгений Филатов, лейтенант Алексей Шандрий, ст.прапорщик Иван Шульпин и ст.лейтенант Александр Ведмедь.

 

Перечень необходимых запчастей был впечатляющим – и аккумуляторы, и проводка с фарами, сигналами поворотов, лампочками, разные прокладки и другие запчасти, отсутствие или износ которых действительно превратил почти все машины в «карьерные аппараты», способные только перевозить, высыпать грунт и поливать монгольскую землю разными маслами, нарушая экологию природоохранной зоны. Сгрустью подумав о своих возможностях, Чудов обратился к комбату.

Командир батальона подполковник В.М. Воронов вызвал к себе лейтенанта и начал было решать вопрос «голосом», но не тут –то было – Лёша «упёрся» и не отступал, причём с Наставлениями и Приказами в руках, цитируя всё то, что ему было необходимо для аргументирования своих требований. Комбат было попробовал выгнать взвод из парка без взводного – не получилось и это: «Товарищ подполковник, а нам командир взвода приказал с неисправностями из парка не выезжать, и потом – нас же мамы дома ждут…». Дело «забуксовало» — рота работала одним взводом…

Рано или поздно, но такая ситуация дошла и до заместителя командира бригады по технической части подполковника А. Бохана. Этот рассудительный начальник направил в наш полевой городок на Сонгино начальника автослужбы бригады майора Буяновского с помощником – капитаном Смирновым, чтобы, значит, разобрались, в чём дело. Никто, конечно, не связал этот момент с комсомольским взысканием и солдатским пальцем – но как иногда одно толкает на другое…

«Что тебе надо, парень?» — на этот вопрос Буяновского молодой офицер протянул ему молча многостраничную заявку на запасные части, аккумуляторы, инструмент и прочее техническое имущество для своих КрАЗов. Автомобилисты бригадные, поразмыслив ( ведь всё же на базе было!!!), сели в свой УАЗик с мигалками и ретировались – всё, что Алексей доложил и что потребовал, было признано правильным. Через пару дней полный ЗИЛок с базы прибыл с запчастями прямо в полевой парк, и Алексей вместе со своим боевым заместителем сержантом Серёгой Каховским и  водителями, очень быстро поменяли и заменили всё негодное на новое, включая проводку и световые приборы. Машины были, заодно, подкрашены и вообще – приведены в идеальное состояние. Всё заблестело и заморгало, тормоза, стеклоочистители, фары с ближним и дальним светом заработали, а народы второго взвода, озадаченные и обиженные, продолжали ездить на своих «карьерных машинах»…

Теперь машины лейтенанта Шандрия могли ехать хоть куда и на любое расстояние, в том числе и через столицу Монгольской народной республики: никакая армейская ВАИ им была не страшна!

Итоги этой истории таковы: солдат остался без пальца. С лейтенанта Шандрия взыскание со временем сняли. Взвод стал отличным, а солдаты, уважавшие своего командира, потом с ним были готовы идти и в огонь и в воду. Парня «взяли на заметку» в бригаде – как только штат нашего мехбата изменился в сторону увеличения и возник вопрос по кандидатуре командира ещё одной автороты, сами же бригадные автомобилисты предложили на эту должность молодого старшего лейтенанта Алексея Шандрия. Мне посчастливилось служить с этим весёлым, жизнерадостным, знающим, очень порядочным и добросовестным офицером.

НА БУКВЕ ЗАКОНА.: 2 комментария

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.