2. Пять суток от Москвы — и новая эпоха.

Мало ли я поездил до монгольской командировки?  Но, оказалось, что еду в новую эпоху! Потому, что новым оказалось буквально всё: страна и город, служба и часть, люди и объекты: даже воздух и земля оказались совсем не похожими на те, что видел и знал раньше. Выйдя из поезда на Улан-Баторском вокзале почувствовал, что… другой какой-то;  какой-то свежий что ли  —   все  проблемы, сложности службы в харьковской бригаде, а так же вся грязь и склоки прошлой семейной жизни остались где-то очень далеко. Причём, не только географически, а как-то даже физически: было чувство, что вошёл в новую жизнь, сняв с себя что-то тяжёлое и очень неприятное навсегда.
В тот момент весной 1982 года  в бригаде нашей (УС-15) было редкий набор прекрасных руководителей – и в батальоне (о чём я уже сообщил) и в бригаде: комбригом был замечательный человек: полковник Белов.    Он    мог так тихо и спокойно, но проникновенно и доходчиво ругать человека, не применяя никаких обидных, тем более нецензурных слов, что хотелось провалиться сквозь землю и,  одновременно,    мчаться устранять свои недостатки.        И при этом в бригаде был   твёрдый   воинский   порядок  и  хорошая дисциплина:    например   нигде   больше     в железнодорожных войсках я не видел, чтобы военнослужащие всех степеней отдавали друг другу воинскую честь (вне работы, конечно).      Этого не было и в частях Советской армии других родов войск, расквартированных в Монголии: но это так, к слову.     Не думаю, что такой порядок установлен был именно им,  но поддержание такого хорошего уровня дисциплины, безусловно,  было и его заслугой.

Комбат Мерзлов и замполит Шамрай в карьере. Айраг - Борундур.
Комбат Мерзлов и замполит Шамрай в карьере. Айраг — Борундур.

Это по его инициативе командиром нашего   мехбата   вскоре   был назначен майор В.Мерзлов,   мой хороший друг и товарищ.         При расставании по замене в СССР Белов подарил в мою холостяцкую квартиру цветок в горшке  —  на добрую память.  Я  помню о нём, не забываю. Этот  человек  был  примером  для меня в моей последующей службе, хотя таких  как   Белов – редких по своим душевным качествам начальников   –    встретить можно очень редко.  Удивительно, что  он  стал генералом в должности начальника штаба корпуса,  затем служил в Москве.    Выше, как я понял, должности генерал-майора он не поднялся: у нас в войсках такие люди по определению не должны становиться самыми главными    —     под ними никогда   «не хрустели кости подчинённых».    И в этом всё дело…

Главный инженер части майор Лелеко докладывает командиру части майору Мерзлову во время торжественного построения 32 февраля 1983 года. Улан-Батор.
Главный инженер части майор Лелеко докладывает командиру части майору Мерзлову во время торжественного построения 23  февраля 1983 года. Улан-Батор.

В  дальнейшем служба проходила легко и интересно, не смотря на большую нагрузку, частые разъезды и новые объекты. Всё новое в этой бригаде постигать было легче, поскольку  в  руководстве, отделах  и службах, почему-то, были нормальные и доброжелательные люди, большинство из которых скоро стали хорошими товарищами и друзьями. Наверное, потому, что бригада была особой: располагалась компактно, подчинялась Москве и обеспечивалась всем необходимым так хорошо, как никакая другая в Союзе. Притом, что импортной техники у нас не было вообще, что не мешало хорошо и качественно выполнять задачи.

Командир части майор Пискунов с замами и командиром роты Казбановым у штаба части.
Командир части майор С.И. Пискунов с заместителями и командиром роты Казбановым у штаба части.

Позже, когда вместо Е.К. Белова пришёл В.В. Ларин (слава Богу, не очень надолго), стало немного тяжелее – человек очень нервный и нетерпеливый,      он мог   любого   привести  в   такое    же полуобморочное состояние, в котором находился сам почти круглые сутки.   Насколько я знаю, после службы в Монголии подполковник В.В. Ларин   служил в войсках на БАМе  и стал командиром корпуса. Потом у нас комбригом стал подполковник   В.М. Мителёв    – очень толковый, спокойный  и знающий офицер. У нас же в батальоне тоже комбаты менялись: в 1984 году  вместо Мерзлова прибыл из Лозовского мехбата, в котором я служил до МНР, майор Сергей Иванович Пискунов. Опять же, воспитанник той самой роты механиков нашего училища, которой командовал ныне покойный майор Александр Иванович Гончаренко  —  мой любимый командир, с которым я поддерживал контакты до самой его кончины 23 ноября 2009 года.  Царствие Вам небесное, дорогой наш первый командир…

С новым командиром служба шла по-разному:      не всегда понимая друг друга производственные задачи мы, всё-таки, решали, и решали неплохо. Батальон был на хорошем счету, хотя недостатки, конечно же, были. Коллектив был дружный и любые задачи нам были по-плечу!

d0b2d181d191-d180d183d0bad0bed0b2d0bed0b4d181d182d0b2d0be-d187d0b0d181d182d0b81984-d0b3d0bed0b4d183d0b11
Всё руководство части празднует день рождения начальника штаба капитана В.Л. Водопьянова. Такие все молодые в 1985  году…

 

Со временем, особенно в конце моего пребывания в МНР, отношения наши полностью наладились: оказалось, что нам нечего было делить – нужно было просто работать. Всегда с удовольствием вспоминаю совместную с Сергеем службу в Монголии! Работалось хорошо!

2. Пять суток от Москвы — и новая эпоха.: 1 комментарий

  1. Уведомление: Vunder

Добавить комментарий