Закрылась дверь, он вышел и пропал…

Когда-то, очень давно, моя мама мне сообщила о своём пропавшем без вести двоюродном брате Владимире, которого дома завали Воля, жившем в Казани и оттуда призванном в Красную армию сразу после окончания Казанского аэроклуба осенью 1941 года. Ему было всего 19 лет, но, как водится всегда в молодости, оценить этот факт я тогда не смог. Болезнь всех молодых – ни тогда, ни теперь молодёжь не может понять или оценить подвиги и судьбы своих предков…

Семилетний дядя Воля Иванов со своей племянницей Лилей, моей будущей мамой. Примерно 1930 или 31-й год, Казань.

Маме Воли – моей родной  бабе Мусе (на самом деле двоюродной бабушке Марии Фёдоровне Ивановой, в девичестве Добрыниной), родной сестре моей  бабушки Нины – матери моей мамы Лилии Владимировны  я обязан тем, что она специально приехав в 1950 году в гости к своей сестре, сделала  для меня, своего двоюродного внука, главное – организовала крещение в Православном храме города Таллина. Разумеется, без ведома и участия моих родителей и деда Вовы, майора НКВД в то время.  Такие были времена; об этом факте моя мама сообщила мне как-то совершенно случайно, даже неожиданно, когда мне было целых 36 лет от роду!  И это было тогда даже не удивительно – и она и я были членами Ленинской коммунистической партии, а мама – ещё и членом партбюро Феодосийского морского порта…
Хоть это и не в прямую относится к теме данного повествования, всё же Воля мне был известен как родной человек, ушедший на войну и там пропавший без вести…
В 1976 году мне довелось по делам учебным побывать в Казани и повидаться с мамой и папой Воли – моей двоюродной бабушкой Марией Фёдоровной и её мужем Михаилом Ивановичем.  Встреча была очень тёплой и душевной, не смотря на то, что мы не виделись с бабой Мусей с момента моего рождения. Мне удалось пожить у них пару дней и мы, вроде бы, о многом разговаривали. Вот фото той последней нашей встречи.
Объяснить самому себе почему мне даже не пришло в голову расспросить о их сыне как следует – моём двоюродном дяде Володе (Воле), хотя бы что-нибудь, я  не могу!  Как, когда и где, что получено и какое известие о нём –ничего теперь не узнать, и ни у кого не спросить.  Время никого не щадит.  Даже то, что за редкое «внутридомашнее» имя  у него такое было – и то не спросил и не узнал.  Потрясающая беспечность, глупость, недомыслие!    Хотя смысла в самобичевании на эту тему совершенно никакого нет, как нет и ответа на мои запросы с сайта «Мемориал».  А ведь Воля пропал без вести сразу после призыва на войну – насколько я помню, от него не получили ни одного письма…

Юный лётчик Воля Иванов. 1941 год.

И вот эта замечательная песня Юрия Шевчука: слушаю, и мне кажется, что это про него, Волю Иванова, песня написана…
Мальчик, едва обученный взлетать на какой-нибудь советской «этажерке» — на кого и на чём учили в аэроклубах?  Если успел добраться до Западных границ – погиб или при бомбардировке, или при взлёте, или при посадке. Пилот он был, конечно, начинающий. Если попал на какой-нибудь советский тихоходный  «бомбовоз» типа ТБ-3, то ещё хуже – их, пытавшихся прорваться без истребителей охранения к целям, немцы сбивали сходу.
Мог ли он попасть в плен?  Да, мог. Если не был убит или ранен в воздухе. Если не погиб в страшных лагерях для советских военнопленных…
Он вряд ли успел «потребовать на водку» у кого-нибудь, ему не удалось даже пожить, стать взрослым человеком и иметь детей, моему двоюродному дяде Воле.  Царствие Небесное и вечная тебе память. И замечательная, проникновенная до самой глубины души песня Юрия – тоже твоей Памяти, дорогой мой и родной человек Воля…

«Закрылась дверь, он вышел и пропал,
Навек исчез — ни адреса, ни тени.
Быть может, просто что-то он узнал
Про суть дорог и красоту сирени.
Пропавший без вести, скажи, как мне найти,
Открыткой стать и вырваться из сети.
Неверный шаг, растаявший в пути
Всеперемалывающих столетий.
Пропавший без вести,
Я назову тобой дорогу.
Я замечаю, вижу — ты везде
Лежишь печально снегом на аллеях,
В листве сырой, растрёпанном гнезде,
На мёртвых пулях и убитых целях.
Пропавший без вести, я где-то замечал
Твои глаза, улыбку и походку.
Ты, исчезая, что-то мне кричал
О злой любви и требовал на водку.
Пропавший без вести,
Я назову тобой дорогу.
Пропавший без вести смешал весь этот мир,
Добавил в сущность ложку человека
Без наготы, без ксивы и квартир,
Лишь на секунду выпавший из века.
Пропавший без вести, ты знаешь обо всём,
О том, как выйти за пределы смысла.
Не воскрешён, но вечен, с Ним и в Нём,
Уничтожаешь формулы и числа.
Пропавший без вести,
Я назову тобой дорогу.
Жизнь дорожает, выбившись из сил,
Зализывает раны после драки.
А ты на этом полотне светил
Мне подаёшь таинственные знаки.
Пропавший без вести, я верю — ты живой.
Вас — миллионы, бродят между нами.
Смотрите на могилы с номерами
И на свой путь, очерченный прямой…
Пропавший без вести,
Я назову тобой дорогу».

После прочтения очень прошу — послушайте эту песню.

ddt_propavshiy-bez-vesti

Закрылась дверь, он вышел и пропал…: 2 комментария

  1. Очень душевно написал, молодец. Позднее наше раскаяние- не наука для наших детей и внуков, к сожалению. Мы это поняли тоже поздно, хотя я старалась записать и узнать как можно больше о своих предках у мамы и папы. Но вопросы, как снежный ком накапливаются все больше и больше, по мере нашего старения. В нашей семье тоже есть пропавшие без вести — мамин отец Николай Безменов и ее сводный брат Валентин ( был в крымском партизанском отряде). Мама и бабушка до последнего искали, писали во все инстанции, но они » как в воду канули». Стихотворение хорошее, особенно первые два четверостишия.

  2. Аня, мне нечего добавить — ты права абсолютно. Нам остаётся только молиться за их Память и души…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.