ТОРЖЕСТВО КРАСОТЫ ТЕХНИКИ.

Через неполный год службы командиром кранового взвода стало многое понятнее: например то, что никто особенно помогать в поддержании техники в хорошем, рабочем состоянии, не собирается. И что, например, в батальоне очень трудно что-нибудь достать для кранов, чтобы провести ремонт или привести технику в порядок. Обстановка сама наталкивала молодого (но уже не совсем) взводного больше решать производственные вопросы самостоятельно.  Вот так и начала, очень понемножку, вырабатываться привычка,  где бы ни был, куда и на чём бы не ехал, внимательно осматриваться по сторонам – а вдруг заметишь что-нибудь, достойное внимания…
Первый такой объект, достойный моего внимания, оказался совсем рядом: напротив расположения наших железнодорожных мастерских,  где командовал лейтенант  Мисовец, находилось моторвагонное депо станции Брянск – первый.    Это как-то отметилось в голове,  и…  осталось. До времени. Когда во время очередного технического освидетельствования нескольких кранов нашего батальона,  инспектор котлонадзора бригады  майор  Ильин   мне высказал серьёзную критику за внешний вид моих кранов.   Мол, можно же принять меры к тому, чтобы Ваши краны были не только технически исправны, но и выглядели как положено – соответственно окрашены все части кранов, написаны положенные надписи, и т.д.  Испытания краны, даже мой старенький ПК ЦУМЗ-15МБ – бывший «паровик»- выдержали,  и  я задумался.

Аналогичный моему старому ПК — МКЦУМЗ-15. Такой же «красавец»…

Ротный Валера Мрук развёл руками на мои наводящие вопросы…   Нашёл время и двинулся через пути прямо в депо,  познакомился там со всеми,  кто мог решать вопросы с краской – уж больно хороши были электрички, вышедшие из ремонта!  Так и блестели замечательным зелёным цветом – даже солнечные зайчики в глаза попадали!  И начальство, конечно же, пошло навстречу. Только поделилось своей проблемой ( а  у кого их нет…)  –  у них в депо нужно было установить новую дымовую трубу  котельной взамен старой. Труба-то была ничего себе – метров,  наверное, тридцать, не меньше.  За голову я хвататься не стал, хотя поначалу подумал, что никакой краски не достану…     А там, в депо-то, была не только зелёная краска, но и чёрная, жёлтая и даже специальная, светоотражающая, для  буферных частей  локомотивов.   А  у меня же был ещё и мотовоз  МК-2/15…

А мотовоз-то  МК-2/15  мой,  был гораздо красивее …

 

Обратился  к единственному нашему начальнику, который, по-моему, ценил крановый взвод как обеспечивающий производство – главному инженеру майору И.Д. Брагинскому.     Доложил о такой необходимости, а он и говорит: «Вот  кстати-то  —  как раз тебе собирался давать команду удлинить срочно на каком-нибудь К-162 стрелу.  Нужно  металл подавать на  монтаж подмостей на левом  (или правом – уже и не помню) берегу  Десны.   Сделаешь – тогда давай, вперёд. Только как ты с такой стрелой по городу-то поедешь?»…  Придумаем, отвечаю, сделаем, и помчался выполнять.  Дело оказалось  хлопотное,  сам переоборудованием таким занимался впервые: ну, справились, хотя удлинять стрелу пришлось на две вставки!  В итоге она стала длиной целых двадцать два метра, а движение самого автокрана выглядело не слишком элегантно.  Кран  с трудом установили и начали работать.  Но это на территории стройплощадки моста  —   а ехать-то  нужно было через автодорожный мост и улицы первого Брянска,  хоть и не далеко.
В  мотор — вагонном  депо меня ждали с нетерпением – видимо,  молодой лейтенант начальнику мальчишкой не показался.   Да и вариантов у них не было. И вот после окончания монтажа подмостей, Израиль Давыдович мне говорит: «Ну давай,  Лелеко,  забирай кран, только не надолго…»
И мы поехали.  Медленно, с толком и расстановкой, кран К-162 с болтающейся очень далеко впереди крюковой обоймой, вылез, наконец, на насыпь брянского моста. Конечно, пришлось  слегка  помахать красным флажком, чтобы машины немного подождали – ведь движение  у моста оказалось перекрытым по всем полосам сразу.  Поехали тихонько  с  моста вниз, кажется, к улице Димитрова. Троллейбусные провода, вроде, не задеваем. И ещё, помню, было весьма жарко – лето же.  Но вот приблизился наш перекрёсток – нам направо. Но как, если стрела сходу попадает в …. дом!  Начинаем «манёвры военные» — я опять с помощником  перекрываю всё движение, крановщик рядовой   Шаров   начинает туда-сюда  «вписывать»  наш аппарат в перекрёсток.  Брянские перекрёстки оказались не готовы к нашим манёврам, но мы не сдаёмся. Время идёт – ждут и троллейбусы,  и все прочие транспортные средства.   И никто не сигналит – видят,  что бесполезно мешать военным-то…
Вписались, проехали и добрались до депо – там только накрытого стола не было!    Кран устанавливали, строповали и им руководили спецы из депо – труба была, в принципе, не тяжёлой. Но громоздкая была – точно.  Не теряя времени,  меня провели в склады и щедро продемонстрировали то, чем они были готовы «расплатиться». У меня сильно закружилась голова от такого изобилия, но я удержался на ногах. Договорились, что я могу приезжать в любое время за любым количеством краски, которая мне понравится – это была первая моя крупная победа!

Автокран К-162 с удлинённой стрелой. Тот кран имел стрелу длиннее на 4 метра...
Автокран К-162 с удлинённой стрелой. Тот мой кран имел стрелу длиннее на 4 метра…

 

Дело сделано было блестяще – я думаю, что эта труба до сих пор украшает  мотор-вагонное депо станции Брянск 1.   Выезд через улицу прошёл гораздо проще и даже не запомнился – дома на противоположном  углу не было.   А позже мне были выданы все краски бочками, после чего мои краны начали превращаться в настоящих красавцев грузоподьёмного труда.   А отдельная «песня» может быть спета про мотовоз, не отличавшийся по красоте ни от одного большого локомотива на путях МПС…
И вот этот момент торжества красоты техники кранового взвода и запечатлил какой-то фотограф, которого я, к сожалению, не помню, у моего любимца – К-104 заводской номер 1475: крановая установка с крыльями и весь автомобиль  — зелёного цвета, ходовая часть машины – чёрного, а стрела – жёлтого, причём её оголовок – со светоотражающими наклонными полосами – всё в полном соответствии с тогдашними ГОСТами.

Автокран К-104, но с «плоским» полиспастом подъёма стрелы.
Вот я около своего любимца К-104 № 1478. Чёрно-белый старый снимок 1971 года не даёт никакого представления о его внешнем виде...
Вот я около своего любимца К-104 № 1478. Чёрно-белый старый снимок 1971 года не даёт никакого представления о его внешнем виде…

И так – все краны в Брянске,  включая железнодорожный, под моим личным руководством  ( часть краски удалось передать на другие объекты – там  краны крановщики красили самостоятельно, поэтому не так аккуратно и красиво получились) были приведены  в  блестящее состояние.   Правда, только по внешнему виду – это надо признать.  Техника – есть техника. Она имеет право ломаться.   Зато – красиво!
…Какой-то сдержанный восторг выразил  «Изя» — ну он вообще был человек добрый. Больше ни от кого подобного не припоминаю – мысль о том, что механиков никогда не хвалят за их подвиги, тогда впервые пришла в голову.  Со временем она прочно осела в мозгу: впрочем, никогда механик  и не трудился ради поощрений…

Подумал, что раз уж вспомнил добрым словом нашего главного инженера, что стоит привести и мнение одного из моих друзей, в то далёкое время бывшего на курсантской практике на этом же объекте — подполковника в отставке наших славных войск Игоря Макуркина. Вот что он мне написал: … «Оказывается, я был в Брянске на практике на мосту через Десну  в это же время в июле 1971 года! Был стажером монтажного взвода. Взвод монтажников был из Ярославля. Замкомвзводом был старший сержант Воронин, как сейчас говорят «конкретный пацан».  Я с ним сразу сработался, отношения были на равных: я был ст.сержантом и он тоже. Работали на монтаже в две смены.
Взвод разбит был на две команды монтажников. Взводный штатный ходил в одну смену, а я в другую. Сборку производили на высокопрочных болтах. Элементы в местах соединения пескоструили. По-видимому, за это отвечала техническая рота. Хорошо помню Гулеоненко, он в 1971 был уже подполковником. Ну а майор И. Брагинский – это, как говорят в Одессе, «картина маслом». Безусловно умный, спокойный и рассудительный был человек.
Он был очень простым в общении, что для меня, курсанта выпускника, было откровением. Оказывается, иногда можно без армейского официоза общаться с начальником. Он далеко не был армейским щеголем, но сила его воздействия была в его уме и эрудиции инженера-мостовика,  в отсутствии суеты и солдафонства. Он мало бегал по объекту, но ситуацию знал отлично. Как сейчас помню, сидит Брагинский за деревянным столом, заваленным чертежами, и спокойно рассказывает, что и как нужно делать… Это была настоящая школа профессионализма!
Кстати, мне так больше в течении службы не пришлось вести монтаж металлических мостов. А этот первый опыт мостового дела – он на всю жизнь…». Жаль только, что тогда мы с Игорем так и не познакомились…

Фото с сайта  www.techstory.ru

ТОРЖЕСТВО КРАСОТЫ ТЕХНИКИ.: 2 комментария

  1. Просто нет слов, как тесен мир. Я как раз в Брянске жила недалеко от ж/д вокзала Брянск-1. Мост, который Вы строили — это тот, что чуть ниже по течению автодорожного моста? В каком году это было?
    Перекресток представила, где улица Димитрова пересекается с Никитинской. Как только вам там удалось развернуться с таким краном.-) Ювелирная работа.

  2. Здравствуйте Ирина. А Вы на блоге-то так и не были, раз спрашиваете: там же всё всё расписано и фоты имеются. И того юного лейтенанта, и моста и крана с длинной (но не такой даже) стрелой. Мост тот самый, ниже а/дорожного который. Было в 1970-71 годах это. Читайте на sv.leleko.ru — Рубрика «Спаси и сохрани» — там сначала пости, «На первых объектах», кажется. С Первомаем Вас!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.