О СУДЬБЕ ЦИТАДЕЛИ ГЕНУЭЗСКОЙ КРЕПОСТИ.

1. Крепость, воды и века.

Многие века нас отделяют от того момента, когда генуэзцы были вынуждены покинуть берега так полюбившегося залива:   вместе с потерей крепости Каффа,  разноплеменными подданными и остатками богатств,  закончилось господство средневековой республики на крымских берегах. Конечно же, генуэзское владычество оставило очень значительный след в истории не только нашего города и Крыма, но и во всей Средневековой истории Европы.
Предметом исследования (если так можно выразиться, конечно) данной статьи является то, что осталось от генуэзской твердыни после многовекового турецкого господства, а  так же    достаточно   губительного воздействия   российского  присутствия  после присоединения Крыма—  ведь в те далёкие времена никто в Империи не считал крепость памятником архитектуры.   Как известно, власти Феодосии   не только допускали,  но   и разрешали разборку каменных сооружений стен и башен для строительства города.   Вряд ли теперь возможно выяснить,  что именно и сколько было разобрано,    а что пострадало   в результате атмосферных или иных воздействий: но некоторые, самые интересные и значимые объекты крепости, достойные не только упоминания, но и исследования, требуют, на мой взгляд, более пристального внимания современников.
Итак, постоянно упоминаемый везде Карантинный холм, на котором находилась Цитадель крепости: где он? Каждый скажет, а на любом сайте, связанном с Феодосией (даже не хочу их все перечислять)  даже покажут на карте,   что это место — на Чумке   —   так это называется   со  времён моего детства;    думаю,   так было с давних времён.    Где стоят соединённые стеной две башни — Климента и Криско,    расположенные перпендикулярно береговой черте, и сохранился большой фрагмент ворот со стеной, соединяющей их с башней Климента      Внизу,   у моря,     сохранился фундамент ещё одной башни — Джустиниани.   Это место в послевоенное всегда было закрытой зоной под  охраной ВМФ.  Только в 80-е мне удалось   там     выйти к берегу,   но к остаткам башни  я  не подходил — не знал о её существовании.
Теперь перейду к более конкретным объектам, а именно — Цитадели. Ещё раз спрошу себя — где она?       Ведь известно, что это была очень обширная территория,   раз там,    по свидетельству многих источников  в  Инете и не только,   были расположены:   Консульский дворец, резиденция католического епископа (т.е. Собор),   здание суда,   конторы,   склады  и, наверняка, что-то ещё.   Где это всё теперь можно лишь предполагать: наверное, в основном, разобрано в начале освоения территории  Российской  Империей.  Пусть так.  Но где же тогда эти руины, сама территория   наконец,  где всё это стояло?  Об этом умалчивает не только история и все вместе взятые сайты в Инете, но и фактически имеющаяся местность —  cами  пойдите и посмотрите.   Зато за жилыми домиками, которые расположены сейчас внутри ОСТАТКОВ— подчеркну — Цитадели  —  резкий и глубокий обрыв, за которым расположена воинская часть Российского  ВМФ.   Десятилетия своей жизни  я  знал это место  —   но   только после многолетней  практики по  организации  и  руководству  строительством   земляного полотна железных дорог ( это была  служба в желдорвойсках СА),     до меня начала доходить связь между сильно размытой южной стеной крепости (между башнями Клемента и Криско)    и заполненной землёй (считаю, что почти на ¼ высоты) самой башней Криско,   и  этим самым обрывом у домов.    Подобные  размывы  наблюдаются   и  в стене,   расположенной ближе к морю, между Криско и Джустиниани (там есть заложенный камнями пролом)…   Много лет потребовалось, чтобы понять, что это место — САМАЯ  НИЖНЯЯ  ЧАСТЬ  КАРАНТИННОГО ХОЛМА  С ОСТАТКАМИ  ЦИТАДЕЛИ.

А это намытый за эти же века грунт в башне Криско. Пульпа выливалась через бойницы...
А это намытый за эти же века грунт в башне Криско. Пульпа выливалась через бойницы и стену…
Состояние стены меджу башнями в 20-е или 30-е годы...
Состояние стены меджу башнями в 20-е или 30-е годы…

Стена,  ныне более-менее выровненная примерно  в  70-80-е годы  прошлого столетия (видимо, тогда нашлось немного денег),    в моём детстве была сильно разрушена,   имела явные следы размывов;  и сейчас можно увидеть с низовой части приличные холмы земли — откуда они там? Конечно — намыты.  Это  видно не только на снимках — воочию. Зайдите в башню Криско — там многометровый слой намытой земли — даже бойницы нижнего яруса в уровне наших ног.  Не удивлюсь, если в результате раскопок  Криско  окажется… трёх уровневой башней,   как и Клемента!  Рядом с ней примерно в 70-е годы прошлого века (помнится по табличке, которая там была)  производились некие раскопки какими-то студентами какого-то вуза;    что   они искали — не знаю,   но дно раскопа было именно на  глубине  метров 5 — 10.    Что там сейчас — не припоминается: яма, скорее всего, засыпалась  сама собой…   Итак, ОТКУДА-ТО    МНОГО ВЕКОВ ДОЖДЕВЫЕ  ВОДЫ  НЕСЛИ  МАССЫ  ГРУНТА,  КОТОРЫЕ  ЗАЛИЛИ  ВСЕ ВНУТРЕННИЕ ВОДООТВОДНЫЕ  СООРУЖЕНИЯ, на которые генуэзцы были очень большие мастера — ведь до сих пор трудится водоотводный канал на  Адмиральском бульваре, да и в других местах — особенно в нагорной части города. ЭТО   ПРИВЕЛО    К  ЧАСТИЧНОМУ  РАЗРУШЕНИЮ  ЮЖНОЙ   СТЕНЫ (между башнями).   ЭТИ ЖЕ МАССЫ ЗАЛИЛИ НИЖНЮЮ  ЧАСТЬ  БАШНИ  КРИСКО.    Но каков же был  по  прочности раствор,   применявшийся  генуэзцами  для возведения этого замечательного сооружения!   Бойница башни Криско, пропустившая через себя многие тысячи  кубометров жидкой грунтовой пульпы за 600 лет, полностью не размыта,  и  через неё любит проходить гуляющий и   «приобщающийся»   народ;   прочности  самой  башни,   похоже,   до сих пор ничего не угрожает!

В эту бойницу можно заехать на мотоцикле  Башня Криско

Следы изливавшейся  пульпы есть и около восточной бойницы башни Криско.

Вот тут, у башни Клемента, нормальная высота стены - метров 15 будет?
Вот тут, у башни Клемента, нормальная высота стены — метров 10 будет?

И теперь — главный вопрос: ОТКУДА  ЖЕ   ЛИЛИСЬ  ЭТИ  САМЫЕ  ПОТОКИ РАЗМЫТОГО  ГРУНТА, ВОДЫ,  ЕСЛИ…   НЕТ НИЧЕГО  ВЫШЕ?
Вот и ответ — тут,  рядом  БЫЛ  ХОЛМ!

На этой редкой гравюре, предположительно турецких времён, слева вдали прекрасно виден Карантинный холм, на которой и находилась Цитадель. На верху этой горы, я думаю, дворец консула. Остальных построек не видно, но факт налицо! Холм был, и очень высокий!
На этой редкой гравюре, предположительно турецких времён, слева вдали прекрасно виден Карантинный холм, на которой и находилась Цитадель. На верху этой горы, я думаю, дворец консула. Остальных построек не видно, но факт налицо! Холм был, и очень высокий!

Теперь на месте этого холма — низина, где находится воинская часть, а  далее — всё остальное.   Порт, гавань, улица Горького с Морсадом, парком вдоль Горького с платанами и мемориалом,  потом тоже парк  с  Витей Коробковым,   памятником Назукину и…  упираемся в башню Константина!    Именно УПИРАЕМСЯ, ибо это был УГОЛ ВНЕШНЕГО ПОЯСА  ГЕНУЭЗСКОЙ  КРЕПОСТИ  В  СРЕДНИЕ  ВЕКА.     Об эту башню бились волны залива, между прочим.   И это — не тайна, это всем известно.    Пойдём дальше?   А дальше  — привокзальная площадь с вокзалом,  пути станции Феодосия   ( 9 путей при строительстве),  потом — переезд, набережная.    Причём есть новая, насыпанная в 70-е годы,   а есть старая, ограниченная когда-то стенкой  (стоит до сих пор!),     вдоль которой проходил и сейчас проходит железнодорожный путь от станции Айвазовская (бывшая Сарыголь).
Всё это я перечислил чтобы стало понятно, что всё или почти всё то, что расположено сейчас после того самого обрыва у воинской части, отсыпано вручную из грунта Карантинного холма именно тогда, когда Российская Империя стала строить в Феодосии морской порт,  т.е. в 1891 — 1895 годы позапрошлого столетия!  Других вариантов  добычи земляных масс для такого масштабного строительства я просто не вижу.  Осталось, с чисто профессиональной точки зрения, очень приблизительно, оценить объём грунта, который потребовался   строителям     (среди которых был даже будущий пролетарский писатель Горький!)     для реализации проекта.          Конечно же,   не очень правильно «изобретать велосипед» — ведь вполне возможно, что руководитель строительства А. Бертье-Делагард оставил после себя какие-то документы, может быть даже есть где-то проект порта.  Но пока что найти через Инет ничего не удаётся: наверное, стоило бы изучить архивы.   Но какие? Где?    Вопросы пока без ответа.
Зато сам  товарищ  Горький,  слава Богу,  написал кое-что,   правда очень не
профессионально, про обсуждаемый вопрос:

«…Передо мной развернулась широкая картина труда: весь каменистый берег перед бухтой был изрыт, всюду ямы, кучи камня и дерева, тачки, бревна, полосы железа, копры для битья свай и еще какие-то приспособления из бревен, и среди всего этого сновали люди. Они, разорвав гору динамитом, дробили ее кирками, расчищая площадь для линии железной дороги, они месили в громадных творилах цемент и, делая из него саженные кубические камни, опускали их в море, строя оплот против титанической силы его неугомонных волн. Они казались маленькими, как черви, на фоне темно-коричневой горы, изуродованной их руками, и, как черви, суетливо копошились среди груд щебня и кусков дерева в облаках каменной пыли, в тридцатиградусном зное южного дня. Хаос вокруг них, раскалённое небо над ними придавали их суете такой вид, как будто бы они вкапывались в гору, стремясь уйти в недра ее от солнечного зноя и окружающей их унылой картины разрушения. В душном воздухе стоял ропот и гул, раздавались удары кирок о камень, заунывно пели колеса тачек, глухо падала чугунная баба на дерево сваи, плакала «дубинушка», стучали топоры, обтёсывая бревна, и на все голоса кричали тёмные и серые, хлопотливые фигурки людей… Среди них расхаживали распорядители в белых кителях с металлическими пуговицами, сверкавшими на солнце, как чьи-то жёлтые холодные глаза».

Читая  этот  отрывок  Горького  из  его  повести «Коновалов»,   написанную  под впечатлением   его   участия  в  строительстве  Феодосийского порта,   упустим   явную безграмотность пролетарского писателя: по его мнению стройка эта представляла  из себя полное безобразие, уродство и хаос, а люди там были, практически, рабами…      А вот распорядители   (сволочи, прям!),    расхаживали  и   «блестели».    Надо оставить все эти  негативные взгляды писателя на его совести: мы знаем, что такой объёмище работ, который был  произведён  всего-то за 4 года,  пусть и вручную, без хорошей организации и отличного качества всех  технологических  операций,   вряд ли мог быть выполнен.   Значит, и высшее руководство и те,   которые в «белых кителях»  с  металлическими пуговицами,   сумели достойно  организовать  эту  огромную  трудовую  деятельность,  а  «черви»  не  просто «суетились», но и сделали то, что от них требовалось. Причём, скорее всего, не бесплатно. В этом отрывке заключена, если отбросить всякий «сор» из тачек, гула и топота, пыли  и творила,  суть  моего  поиска    —      ВЗОРВАННАЯ  ГОРА!        Гора эта — именно КАРАНТИННЫЙ  ХОЛМ, «изуродованный их руками».   Это про него вскользь и мимоходом упоминает  будущий пролетарский писатель. Будем ему благодарны и за это — иначе вообще ничего и ниоткуда не поймёшь — откуда была взята земля для стройки такого  значительного объёма гидротехнических и железнодорожных   сооружений.
Итак   —     предварительный итог: за имеющимся ныне обрывом простирался холм значительной площади и высоты —  его мы можем сейчас видеть только  на одной старинной гравюре   и   на  картине   Богаевского,    который уже «фантазировал»;   это всё,  чем можно руководствоваться при оценке той, уже не существующей, местности.  Но ясно одно — холм был и его — срыли. И произошло это именно во время строительства порта.   Так что фраза  «Цитадель возвышается вокруг Карантинного холма» — истинная правда.  Была.  До конца 19 века…
Теперь  —  объёмы грунта. Очень приближённо, оценочно.  Составим  план местности, где находятся выше перечисленные объекты.     Конечно же,    расстояния — очень приблизительны.         Глубины тогдашнего залива — тоже вещь условная.    Расстояния от обрыва до первого городского пляжа (ориентировочная граница отсыпки грунта) — тоже примерные. Считаем  «от обратного»,  т.е. оценим объёмы самих сооружённых объектов. По-видимому,  сумма этих объёмов и будет объёмом Карантинного холма. Если, конечно, грунт не использовали на каких-нибудь ещё,  мне не известных объектах или не брали ещё откуда-нибудь…
Итак, расстояние от первого городского пляжа до дома И.К. Айвазовского примерно   3  километра.      От  стены старой набережной,  вдоль   которой проходил и сейчас проходит железнодорожный путь,   до   старой береговой черты, в среднем, метров  100.     Площадь насыпи, стало быть,  300 тысяч квадратных метров,  которую умножаем на  среднюю высоту, примерно метра 4.   Получим объём 1,2 млн. кубометров грунта.    Это тот грунт, который  строители   уложили  в  насыпь  пути    и    выровняли   береговую  черту  залива   на вышеупомянутом протяжении:    его,  скорее всего,  они  взяли с береговой возвышенности, остатки которой сейчас называются Бульварной горкой, а вообще-то это гора Сарыголь.    Это там сейчас ресторан Южный и другие «архитектурные шедевры нового времени».    С    тех пор волны моря уже не угрожают     дому великого мариниста,    появился широкий проспект, который как только не назывался,  и  появилось  место для строительства и ныне там стоящих роскошных дач состоятельных людей.     Так что  этот объём грунта мы из  Карантинного холма,  конечно,  вычитаем.
Протяжённость земляного полотна станции примем  метров 800, а ширина его под   9 путей  —  метров 300. Не думаю, что сразу делали какое-то подобие набережной, поэтому этот объект упустим.  Далее — высота насыпи — пусть те же 4 метра?  В среднем?  Тут строители тоже засыпали береговую черту со всеми изгибами,  ямами и,  может быть, красотами — они, кстати, изображены на известных картинах  И.К. Айвазовского (1865 года)   и    А. Фесслера (1866 года)  с  башней Константина.   Отныне — она в 300 метрах от вод залива!     А объём сейчас получим: 800 х 300 х 4 = 0, 96 млн.  кубометров грунта.    Прилично!
Затем  строители вели  отсыпку вдоль уреза воды залива от крепостной стены ( теперь там парки с Витей Коробковым  и  далее — с платанами, напротив Клуба порта,   т.е. вдоль улицы Горького (бывшей  Итальянской).      Думаю, что расстояние нужно считать от башни Константина до самого бывшего завода ПТО, за Морсадом.   Тут объём оценить сложно: ведь портовые сооружения, включая молы — это дополнительный объём, который считать надо хотя бы шагами. Но мы попробуем.     Причальные стенки порта вдоль берега: 1000 метров х 300 х 4 = 1,2 млн. кубометров.  Теперь добавим молы — пусть ещё  600 х 50 х 10 =  0,3 млн. кубометров. Что-то ещё забыли?  Ближе к бывшему холму?    Ну,   тогда добавим ещё  с миллион кубов.   Тогда в сумме получается  3,46  млн. кубометров грунта.       Если местами глубины были более значительные, чем мной принятые,  то  объёмы значительно возрастают.    Но мы добавили миллион — видимо достаточно.    Итак,  очень «грубо говоря»,   3,5   миллионов кубометров грунта. На весь порт со станцией.  Вот первая цифра, которую я вижу, слышу и могу оценить, оспорить, увеличить или уменьшить — сделать всё,  что кому угодно, но она ПОЯВИЛАСЬ.     Я  не  решаюсь сказать, что такой же объём был  и  у   Карантинного холма, но логика, логика…    Вот распределить эти 3,5  миллионов на эту возвышенность я не берусь  —  я специалист  не в этой отрасли.  Если найдётся  человек, который  знает  как распределить этот объём на местности, то  мы,   может быть,   увидим какой он был,   Карантинный холм  в  19 веке…

2.  Kastrum  Kaffa.

Послушаешь камни, пообщаешься со средневековым известковым раствором, ещё раз, и ещё, обойдёшь давно знакомые башни, стены и развалины, взглянешь в тысячный раз с нового ракурса на останки одной  из мощнейших крепостей Средневековья, и… находишь что-то новое и важное. То, что раньше — год, два или больше, не было видно, было не заметно или не было оценено так, чтобы факт пролил ещё немного света на весьма трагическую судьбу творения рук Средневековых мастеров фортификации. А ведь  их труды, генуэзцев и, возможно,  безвестных рабов, в скором времени смогут вывести Феодосию в число наиболее интересных архитектурных жемчужин Цивилизации!  И в этом вовсе нет ничего необычного или невозможного: всё в руках тех, кто желает нашему городу процветания и благополучия, а всякий воспитанный человек не может быть равнодушен к истории – он любознательный. Поэтому туризм во всём мире так бурно развивается.

А я предлагаю обратиться к плану фортификационных сооружений Каффы, точнее её Цитадели, про которую хоть и сказано уже много вообще, и раньше, но всё же ещё далеко не всё.

Документ этот взят из кандидатской диссертации московского историка С.Г. Бочарова, который сумел ещё в начале прошлого десятилетия разыскать, тщательно проанализировать, систематизировать и опубликовать ранее не известные народу материалы о прошлом нашего родного города, за что Сергею очень хочется высказать сердечную благодарность. Правда,  по неизвестным мне причинам все элементы крепости – и внешнего ограждения и Цитадели, имеют только цифровые и буквенные индексы, и нет нам привычных наименований. Но это, разумеется, никак не умаляет значимости его работы: по-видимому, на то были причины, и если вдруг когда-то получится познакомиться с этим учёным-историком, приоткрывшим немало интереснейших страниц истории Феодосии, то будет о чём поговорить.

Однако люди, знакомые с очертаниями сохранившихся сооружений Цитадели – а речь я веду именно о ней, практически «пропавшей», за исключением двух хорошо известных всем башен и части стен, легко поймут,  глядя на приведённый выше план, о чём именно идёт речь.

«Пропавшая» часть – это та территория справа на плане, которую я зачеркнул; левее волнистой черты – примерно то, что осталось. Это там сейчас, почему-то, довольно интенсивно строятся какие-то домики и растёт население, хотя это именно та самая, сохранившаяся после строительства Феодосийского порта, нижняя часть Карантинного холма.

Её следовало бы вообще освободить от всего лишнего – ведь тут  пора  начинать раскопки для выборки всего намытого за века грунта. Тогда мы бы увидели стены и башни Криско(А12)  и Св. Клемента(А11)  в их первозданной высоте: должны открыться и внутренние водоотводы, аналогичные, как я думаю, Судакским, которые в тамошней крепости работают до сих пор, отводя воду многие века с аналогичного крутого холма.  Нашей крепости не повезло – турецкий и российский период господства, к сожалению, характеризуется полным безразличием к судьбе крепости вообще и Цитадели в частности.

Поэтому никто не следил и не содержал веками водоотводные сооружения (что видно, в частности, по Адмиральскому бульвару,  улице Водосточной и другим, где когда-то был ров  ).  Вода со временем вначале заилила  рвы, канавы (может быть, в 15 – 16 веках), потом начался её  подпор внутри стен и башен Цитадели, потом пошли переливы через стену между упомянутыми башнями, попутно, с учётом косогорности,  больше наполняя грунтовой пульпой башню Криско, которая со временем стала изливать её через бойницы нижнего пояса. Следы этих грандиозных, многовековых потоков грунтовой пульпы, т.е. дождевых и талых вод с грунтом, хорошо видны современному человеку, не задумывающемуся над причинами их появления.

Холмы вдоль стены — подчёркнуто зелёные…

Одна из этих бойниц, смотрящая на соседнюю башню Св.Клемента, излюбленный маршрут туристов, посещающих эти развалины…



Вернусь к самому началу статьи – что же новое и незаметное глазу ранее, удалось увидеть в 12-м году?  Стена, грандиозная в своей высоте и мощи стена, соединяющая башню Св.Клемента и развалины так называемых Ворот (кстати, это была башня с воротами, обозначенная на плане А10), дала ещё одно подтверждение моей версии судьбы Цитадели.   Но вначале зададимся вопросом о том, почему же эта самая А10 такая полуразрушенная?   И можно предположительно дать ответ: потому, что далее, в сторону Св.Клемента, грунт и камень строителям был уже не нужен – порт, видимо, уже строить закончили, и поэтому разваливать до основания эту башню А10 не стали – не было необходимости. Можно с уверенностью сказать – повезло и части башни и нам – можем теперь увидеть хотя бы эти останки… Жаль, но бывает и хуже – ведь всех остальных башен Цитадели – сколько их там было ещё – десять, одиннадцать вместе с самим холмом, нет с конца 19 столетия…

Вдали - остатки А10
Вдали — остатки А10. И вот этот холм у стены — откуда?

Отойду от башни А10 и приглашу всех желающих ЗА эту грандиозную стену (по плану она обозначена АIХ, но осторожно – там могут быть злые собаки!)  вовнутрь – вы увидите то самое подтверждение  многовекового заливания этой территории грунтовой пульпой – уровень земли внутри Цитадели  около башни Св.Клемента (А11) намного выше того, что снаружи. Понятно почему – эту землю туда не человек привёз! Да и снаружи, если присмотреться, откуда-то, начиная от самых развалин ворот, какие-то невысокие холмики, и не один, вдоль стены. Неужели кто-то их туда привозил на арбах, телегах, тачках…

Риторический такой вопрос: конечно, воды эти, пульпа, лилась и через башню с воротами, и часть этих вод принесла немного грунта даже за территорию, ограждённую стеной. Вызывает, правда, вопрос приличного размера отверстие в стене: что это и откуда? Думается, всё-таки, что это следы какой-то иной, не связанной с водой, трагедии или случая. Может быть, попадание снаряда – жизнь этой стены исчисляется более, чем шестьюстами годами. Но, может быть, тут как раз водичка в своё время нашла слабину в мощной генуэзской кладке…

Вот какие новые, а по сути очень старые факты, детали и нюансы судьбы Цитадели.  И в центре её – Карантинный холм. Та вершина, которой нет, на которой находилось множество сооружений, улиц – всего того, о чём всем известно, и о чём я уже упоминал раньше. На плане эту территорию я перечеркнул…

До конца 19 столетия, когда его использовали как грунт для строительства порта, холм этот немало изменил – как мы видим, ландшафт внутренней территории южной части Цитадели!

А теперь прогуляемся вдоль южной стены в сторону берега – ведь на плане за башней Криско обозначена ещё две башни – под номерами А13 и А14.  Последняя – это Джустиниани.

Остатки башни Джустиниани (А14)

Этим летом я, наконец-то, смог оказаться около её остатков и сфотографировать их – это просто счастье! Вот она — сохранились нижние пояса с разными надстройками последующих поколений. Но слава Богу – всем им она оказалась нужна – даже Военнно-Морскому флоту СССР!  Поэтому слава ВМФ СССР, для начала!

А вот башня под номером А13 никогда нигде не упоминается, может быть поэтому у неё нет имени, но она-то сама есть! В этом просто убедиться – в

Безымянная, А13  и её фундамент.

стене крепости выступает её основание! Очень интересно узнать, что сохранилось на территории воинской части ВМФ России – ведь вся береговая черта от башни Джустиниани тоже когда-то была ограждена стеной под номером АХIII  с башней А15 на берегу моря. Надеюсь, что скоро туда можно будет попасть, хотя что-то найти вряд ли удастся – этой части Цитадели уже нет в природе…

Уставшие в поисках истины…

Таковы краткие итоги моих прогулок со старыми добрыми друзьями детства, по любимой, и такой древней территории Цитадели. И опять – она даёт новую «пищу для ума», приоткрывает те странички, которые мы, вроде бы знали, но… не читали. Прочитаем же – это никогда не поздно.

О СУДЬБЕ ЦИТАДЕЛИ ГЕНУЭЗСКОЙ КРЕПОСТИ.: 5 комментариев

  1. Просто хочу сообщить, что зарегистрировалась, LSS. Пароль, конечно, сказочный, но попробую оставить его в живых, не потерять. О.Ч.

  2. Я тоже зарегистрировалась на блоге и с удовольствием читаю заметки моего одноклассника. Убедительно написано о цитадели. Прочитанное, заставило меня задуматься и взглянуть на местность другими глазами.Тем более, что у меня ранее так же возникал вопрос:»А где же те башни с картин Богаевского?» Так держать!

  3. Благодарю создателей блога за подробную информацию о Цитадели. В Феодосию езжу почти каждый год с 1963 года. Сперва жили на ул. Ленина 40, потом на Первомайской 38, теперь вот на Галерейной 19. К стыду своему даже и не удосужился подойти к башне Джустиниани. А недавно узнал о турецких банях, что на территории базы ВМС РФ. И нигде нет этого фото… За фото башни Джустиниани — большое спасибо! Она, вероятно, была однотипна с башней Криско(?). Спасибо за всё!

  4. Алексей, рад я что вам интересно. Так вот, Джустиниани и сейчас на накрытой территории, как и бани, в существование которых я не очень верю: то место должно быть срыто и грунт увезён на строительство порта. Так что если и есть бани, то вряд ли турецкие. И фото этих «бань» я нигде пока что не видел. Поэтому пока не увижу, не поверю. Насчёт однотипности Криско и Дж., то опять же, вряд ли. Криско трёхстенная А12, Джустиниани сколько имела стен я не знаю, но она была угловая, А14. Рисунок найти можно, я думаю, в Инете.

Добавить комментарий