ПРИТЯЖЕНИЕ ПРОШЛОГО.

Что, спрашивается, ещё можно написать нового и кому-то не известного о городе детства, особенно если прямо на улицах продают тонны интересной и не очень литературы на разный вкус, цвет и размер?  Да ничего!  Вроде бы.
А если не для всех? Для избранных, понимающих такие моменты, про которые не могут знать не только все – даже некоторые? Ну вот – значит,  есть, есть о чём.  А кому будет интересно – пусть и читает. Остальных мы ж не неволим?

ВНАЧАЛЕ  —  О  ФЕОДОСИТАХ.

В Феодосии немало самодеятельных краеведов – историков, многие из которых прекрасные экскурсоводы. Это люди одержимые, поскольку влюблены – каждый по-своему, в родной город и его историю. Правда,  и видят её они,  как правило,  по-разному,  потому, что источники их знаний тоже разные.  Зато в целом, если  бы нашёлся кто-то, который объединил  бы их усилия и старания во что-то весомое,  то получилась бы не только достаточно полная  История  города,  но  и, возможно, какой-то  постоянно  действующий архивно-исследовательский,  исторический  и краеведческий комплекс, работавший совместно, например,  с  Музеем Древностей  и,   возможно,   с государственным туристическим органом, занимающимся  в  Феодосии сейчас  организацией экскурсий в лучшем случае.   Думаю,  что этого мало,  и совсем нет поддержки этим энтузиастам. Поэтому они, в лучшем случае, стараются…  водить экскурсии по городу,   что само по себе, разумеется, хорошо.  Особенно, если такую экскурсию проводит действительно знаток города, его истории.
Года три назад мне посчастливилось познакомиться с одним из таких энтузиастов —   военным моряком и ленинградцем по рождению Константином Виноградовым. Он сам – потомок одной из исторических личностей в истории города, хотя это отдельная история.   Однажды,  или даже не раз,  я уже что-то писал восторженное про мои впечатления после его экскурсии,   вернее беглой «пробежки»  около таких мест,  о которых  я,  считавший себя старым феодосийцем,  даже не подозревал!    Не стану сейчас  перечислять  эти места – они,  каждое в отдельности – достойны отдельных исследований, изучения и реставрации, или полного восстановления, поскольку полностью или частично разрушены или заброшены.  Некоторые памятники истории и архитектуры почти полностью утеряны или находятся в  неприглядном  состоянии. Не раз пытался ставить  на сайте Феодосии  вопросы по части исторических памятников  — создания  какого-то реестра,  перечня.     Все эти  проблемы,  относящиеся к ведомству культуры,  остаются без  ответа.   Жаль!
В городе нет не только перечня  ( в конце концов,  это просто бумага) – нет системы,   при которой ни одно строительство не должно начинаться и продолжаться без присутствия этих самых энтузиастов, представляющих  тот самый, вышеупомянутый комплекс, которого нет. Может быть, этот надзор, контроль, может осуществить некий государственный орган?   Да  нет,  конечно –    ни надзора, ни даже Правил, как показывает её величество Практика, эти органы установить не могут (или не хотят?).  Значит,  кто  попало – как например,  на  Чумке,  будет и дальше строить копии генуэзских башен,  кепминги  и гостиницы,  или так,  как сейчас что-то сооружается на месте давно сгоревшей табачной фабрики: именно там найден большой глиняный сосуд  (быстренько разбитый «знатоками старины»)  и  открылся значительный фрагмент крепостной стены.  Какой – средневековой, или раньше постройки?  Кто в этом разобрался?  Ответ можно не озвучивать…
Я упоминаю только про одного,  но какого Знатока – человека именно с большой буквы – исследователя истории города, работавшего в  архивах и написавшего  немало очень интересных, хотя и малоформатных книг, об исторических личностях нашего города.  «Феодоситы» — это книга в двух частях с приложением,  где есть  тщательно собранный список людей – защитников Родины разных лет, нашедших упокоение на феодосийских кладбищах, конечно, требующий дополнения и уточнения.  И работа эта уже проводится.  Можно себе представить, каким образом добываются средства для издания таких уникальных книжек.     Среди  упомянутых  тонн  разного  рода литературы о Феодосии,  продающейся на улицах,  нет ничего подобного.
Не буду так же пересказывать то, что читатель может самостоятельно прочесть  в книгах Виноградова «Феодоситы»  (два выпуска) — это специальное историко-краеведческое издание нам всем открывает глаза на многие исторические события и, главное, на людей, их творивших.
В июне мы снова встретились с Константином, и просто «для души» пробежались немного от центра до Байбуги:  и снова мне был   «преподан урок истории»,  может быть не столь давней,  но нашей,  городской истории.

С Иваном Константиновичем.

Оказывается,  и в сторону Айвазовской можно устраивать весьма интересные, познавательные экскурсии: там есть  немало  исторических памятников,  которые… молчат и просят нас: «Взгляните – это История»…    Дача  Стамболи памятник архитектуры пусть и не столь древний, но без которого Феодосия не будет Феодосией   (криком кричит – «прошу реставрации»!),    рядом с которой красивый, тихий парк, уже значительно перепланированный со времён моего детства, где во время Великой Отечественной войны устроили кладбище наши завоеватели.  Об этом факте я узнал уже вполне взрослым человеком  и  то – случайно.   Парадоксы истории?   Да, конечно – но такова история, никогда не бывающая прямой и понятной нам, живущим сегодня.  В ней ничего не изменишь – нам нужно только её знать.

Что тут только не было, у Стамболи. Сейчас — тишина…

Погибших и умерших в ту войну немцев вывезли в Германию, преподав нам попутно урок  того, как следует обращаться со своими погибшими солдатами…
А рядом – уникальный мост через выемку железной дороги, сооружённый в 19 веке. Что только не видел и сколько только тысяч тонн не пропустил через себя это мост с перилами от чугунолитейной фирмы Нудельмана (см. клеймо фирмы слева, на перилах).   И ничего – стоит, работает,  и  мы ходим рядом и по нему,  не замечая порой,  что ходим-то  по  Истории!
Да и сама железная дорога вдоль моря от Айвазовской (бывшая станция Сары-Коль) –  железнодорожный памятник 19 века, через который, наконец-то, усилиями моего собеседника, сооружён пешеходный переход  напротив «Динамо»  с  автоматической  сигнализацией   о приближении поезда – то, что делается в любой цивилизованной стране для сохранения жизней людей…
Я знаю,  что есть немало других, тоже настоящих знатоков-краеведов,  в  той или иной степени занимающихся краеведением, и… старающихся немного заработать экскурсиями. Всё это можно понять;  один из них —  сын моего  любимого  учителя  физкультуры  Игоря Тарасовича Корнилецкого —  Андрей  ( очень  сожалею, что не смог с ним познакомиться – он вёл экскурсию),  интересный исследователь феодосийских древностей  Лев Константинович Иванов,  с которым  удалось случайно познакомиться прямо у стены крепости между башнями Криско и Клемента: он тут же что-то рассказывал приезжей молодёжи…   Подарил мне свою небольшую книжку на память и рассказал массу интересного о  средневековой  Феодосии…
Живут в Феодосии и такие люди, которые сами по себе являются «ходячими  кладами» — потому, что имеют предков, от которых у них сохранились какие-то документы, фотографии, письма или письменные свидетельства о каких-то процессах, историях или хозяйственных даже событиях города прошлого,  и  даже просто рассказы, сохранившиеся в памяти. Они себя не считают какими-то краеведами – ни в коем случае: но при случае всегда готовы что-то рассказать, дать или прислать отсканированное. Лишь бы в такой момент рядом оказался человек, который эти сведения зафиксирует – запишет или сфотографирует, и всё: что-то, может быть и важное, вдруг всплыло из забытья, стало историей.  Вот, пожалуйста – один из таких моих новых друзей – Александр  Прокопенко; жаль, что пока ещё очень мало от него получено информации. Но даже, например, эта – вот она, почитайте. Разве эти факты всем известны?

«НЕМНОГО ОБ ИСТОРИИ ПОСЁЛКА ОРДЖОНИКИДЗЕ»  —  я бы так назвал его, очень краткое, повествование, буквально штрих.  Но какой!
» В 1911 году началось строительство пристрелочной базы для военно-морского флота России.  Строительство шло под руководством вице-адмирала   В.М. Бубнова,  и закончилось  в  1913 — 1914 г.г. около  Ляла-Текин  (Двуякорная бухта).
(До этого земля  принадлежала  десятнице  П.Н. Тарнавской,  а затем была  продана  К.К. Неллису).
…Окончание строительства было зафиксировано на  СЕРЕБРЯНОЙ табличке,  которая пролежала в земле более 36 лет и была найдена 12 августа 1950 года при  строительстве одного из цехов завода.   Эта табличка  позволила считать дату 26 марта 1914 г. днём окончания    строительства.    Министру,  вице-адмиралу Бубнову,  царь  Николай Александрович   (Николай-  Второй)   своим  Указом от 26 марта 1914 г.  за хорошую работу и активное строительство завода  выделяет землю для строительства дачи в полутора километрах от завода.   (Отсюда и село БУБНОВКА — это первое название Орджоникидзе).      14 ноября 1920 года в Крыму была установлена  советская  власть,     дачу   Бубнова разрушили…    Но это место (по старинке) так и называли – Бубновка.
На территории этой дачи (дачи Бубнова),   в последствии,  была устроена  поселковая танцплощадка.  Сейчас и эту танцплощадку застроили разными «забегаловками»…
И приписка моего друга – «Сергей – сам пиши об этом, если считаешь нужным: мне это и на дух не надо…».   Он человек с юмором,  и…  массой интересных сведений,  о  которых – я надеюсь, он мне ещё расскажет…

Уверен, что есть ещё немало тех, которых я не знаю: я и не собирался искать этих людей – они сами «идут в руки»;  это такой мощный  интеллектуальный ресурс,  который мог бы немало помочь нашему древнему городу стать достойным центром Истории многих веков и народов…
Но нет – нет воли собрать все эти силы,  все эти мозги в то,  о чём я написал вначале.    По-моему  это, а не отсутствие денег, прежде всего,  и тормозит развитие города как исторического и краеведческого центра, может быть, европейского, если не мирового, масштаба. Очень сожалею, что надеяться на помощь от России в таких делах  (наивные надежды – признаюсь – были)   не разумно, хотя ведь история Феодосии, как и всего Крыма – это часть истории России.
Вот тут, ниже  —  пример читателю.

« Уважаемый  Владимир  Владимирович!

На моей родине – в  городе Феодосия бывшей Крымской области  УССР ( я оттуда призывался в Советскую армию в 1967 году)  существует картинная галерея имени Ивана Константиновича Айвазовского – великого Русского художника – мариниста, завещавшего свои произведения и саму галерею своему городу.  На этот счёт имеется соответствующее Завещание художника.
С момента образования Украины  и  до  настоящего  времени  галерея, названная «Национальной галереей Украины»,  но принадлежащая не только народам бывшего СССР, но и всего мира, влачит жалкое существование, поскольку её содержание отдано на откуп городским властям, у которых в бюджете нет  и никогда не было средств на эти цели.
Мне кажется, что эта жемчужина  культурного наследия по праву должен принадлежать всем народам бывшего СССР и, поэтому, было бы целесообразно принять участие в судьбе  картин  и здания и Российской Федерации.   Разумеется, по согласованию с властями Украины.   Ведь  галерея, безусловно, никак не «национальная» не только потому, что И.К. Айвазовский никогда не был подданным Украины, но и по своей глобальной, общемировой сути.

Мой вопрос: возможно ли решение вопроса об оказании  адресной материальной помощи Феодосийской картинной галерее им. И.К. Айвазовского для проведения реставрационных, ремонтных и иных работ в целях сохранения наиболее полной коллекции картин великого мариниста для будущих поколений  со стороны Российской Федерации?

С уважением, житель города Тюмени,  Ветеран железнодорожных войск и военной службы, майор в отставке
Лелеко Сергей Вячеславович.

Май 2011 г.»

Между прочим, получен  ответ  на  это обращение из  Министерства культуры  Российской Федерации (ничего себе!!!) —  можно ознакомиться.
Только приготовьте носовые платки для вытирания своих слёз…

Витиеватый текст этого документа слегка поражает своей многословностью, ошибкой в инициалах великого художника в первом абзаце и точной суммой затраченных Украиной средств ( в тексте — около 9 млн. гривен) на реставрацию галереи. Впрочем, может быть это точная сумма, может – нет. Спецам виднее, а за высокую оценку,  данную  от имени  В.В. Путина неким спецом в области культурного наследия России  Колоевым,  мне крайне радостно и приятно…   Правда, всё это – бесполезно.  Жаль.

О  ТЕХ  ЗАЩИТНИКАХ  РОДИНЫ,  ЧТО ЛЕЖАТ  В  ЗЕМЛЕ  ФЕОДОСИИ.

Прочитав внимательно список воинских захоронений на кладбищах нашего города спросил Константина Виноградова,  каким образом он составлялся.   Он пояснил,  что этот скорбный перечень – из архивных данных  (некоторые могилы считались утраченными и их разыскивали он и его соратники —  В.Т. Гончаров и В.В. Александрычев),  и личных поисков данных по надписям на памятниках. Что сказать – работа не только кропотливая – тяжкая!  Конечно, в этом списке многих людей не хватает,  с  чем автор согласился.   Мне стало понятно,  что даже по моему 10В классу школы №10 не хватает сведений по родителям,  дедушкам  и бабушкам –  фронтовикам, похороненным в родной земле.  Впрочем,  было только одно исключение:  в списке значились покойные мама и папа моей одноклассницы  — Людмилы Буленковой, имена которых я решил тоже поместить в этой статье.   Мы согласовали  с   К. Виноградовым  вопрос  о сборе сведений  о недостающих участниках Великой Отечественной войны по моему классу,  и я приступил к работе. Летом в Феодосии всегда больше представителей нашего класса, чем зимой – многие приезжают. Я с ними плотно поработал, большинство сведения о своих родителях-фронтовиках мне передали, и я передал это материал Константину – для его будущей работы, уточнённого выпуска списка захороненных.
Но, пока эта работа проводится  и собираются  неспешно средства,   я могу поместить сведения об этих людях тут, в этой статье.  Вот они,  не попавшие пока в списки захороненных в Феодосии участников Великой отечественной войны – родители и близкие родственники моих одноклассниц  и одноклассников.

  1.     полковник медицинской службы Арустамов Аркадий Саркисович (1923 — 2017 г.г.) — отец одноклассника Сергея. Ветеран ВОВ, в 1943-1945 годах участник боёв с немецко-фашистскими захватчиками на Северном флоте и частях морской пехоты Северного флота. Рискуя жизнью оказывал медицинскую помощь воинам Северного оборонительного района и в кровопролитных боях на Муста-Тунтури. После войны закончил Военно-Медицинскую академию и служил в различных медучреждениях СА и ВМФ Одесского военного округа. Службу закончил в Феодосии. Награждён орденами и боевыми медалями. Похоронен на городском кладбище.

2.    Старшина Барковский  Иван Григорьевич (19.10.1920 – 3.11.2003 г.г.) – отец одноклассницы Анны.  Ветеран ВОВ. 1941-1942 годы – красноармеец морской пехоты  Амурской военной флотилии ДВО,  с августа 1942 года – на Южном фронте в боях за Сталинград. Разведчик — сержант, старшина. Принимал непосредственное участие в разгроме армии Паулюса, затем в составе 33 Гв. Дивизии 2 Гвардейской Армии  4 Украинского фронта  освобождал Украину.  Тяжело ранен в  январе 1944 году, после чего в конце 1944 года направлен в конвойные войска НКВД по охране лагерей военнопленных. Заслуженный работник МВД в мирное время. Награждён двумя орденами «Красная звезда» и многими медалями. Похоронен на городском кладбище.

3.    Старшина Беседных Вера Васильевна (12.05.1924 – 30.05.2008 г.г.) – мама одноклассницы Людмилы.  Ветеран ВОВ. Принимала участие в боевых действиях в составе авиачастей Северного флота (1941-1945 г.г.).  Награждена  медалями «За оборону советского Заполярья», «За победу над Германией» и юбилейными медалями.  Похоронена на городском кладбище (Сектор 19).

4.    Подполковник авиации Беседных Пётр Иванович (27.06.1917 – 14.01.1999 г.г.) – отец одноклассницы Людмилы.  Ветеран ВОВ.  В Красной армии с 1938 года (краснофлотец Амурской военной флотилии),  после окончания Пермского  военно-морского авиационного училища (1939-1941 г.г.) воевал в составе боевых частей авиации Северного флота в качестве техника по вооружению (1941-1945 г.г.).   Награждён тремя орденами «Красная звезда» и многими медалями. Имел 3 Благодарности Верховного Главнокомандующего. Похоронен на городском кладбище (сектор 19).

5.    Старший лейтенант медицинской службы Шквиря Зоя Семёновна (9.05.1919 – 31.12.1985 г.г.) – мама одноклассницы Галины.  Ветеран ВОВ. После окончания медицинского института в 1941 году — медсестра в блокадном Ленинграде, затем после эвакуации в 1942 году направлена на Кавказ. Служила в Новороссийском эвакогоспитале в качестве военного врача, затем принимала участие в освобождении Крыма и Одессы. Награждена боевыми медалями. Похоронена на городском кладбище (сектор 14).

6.    Подполковник медицинской службы Шквиря Иван Васильевич (20.01.1911 – 29.11.1996 г.г.) – отец одноклассницы Галины.  Ветеран ВОВ.   После окончания  в 1941 году   Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова  служил врачом в береговых частях Черноморского флота и авиации ЧФ (1941-1945 г.г). Участник обороны Севастополя и Новороссийска.  Участник боёв за освобождение Кавказа, Крыма и Одессы, а так же Болгарии и Румынии.  Награждён двумя орденами Красной Звезды и медалями.  Похоронен на городском кладбище.

7.    Капитан 1 ранга Григорьевский Николай Игнатьевич (21.05.1921 -14.07.1986 г.г.) – отец одноклассника Николая.  Ветеран ВОВ, участник боёв за Сталинград  (командир минного катера) в составе  Волжской и Дунайской военных флотилий ( участник освобождения Румынии и Болгарии), командир отряда тральщиков  ОВРов  в Болгарии,  Одессе, Севастополе, Керчи. Участник разминирования территориальных вод Болгарии, Крыма и Кавказа.   Награждён многими орденами и медалями СССР. Кавалер Болгарского ордена «За военные заслуги 5 ст.» (1945 год). Похоронен на городском кладбище.

8.     Майор Дмитриев Владимир Александрович  (1907  — 1989 г.г.) – мой родной дед.  Ветеран Великой Отечественной войны, с 22 июня 1941 года – красноармеец, старшина хозвзвода, начальник ОВС, АХО и помощник командира подвижной авторемонтной мастерской по хозяйственной части 10 Гвардейской армии Западного и ряда других фронтов.   Ранен   в 1942 году, прошёл за  4 года от рядового до капитана.  Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны и боевыми медалями. Похоронен на городском кладбище.

9.    Гвардии ефрейтор Перевай Василий Григорьевич (1906 – 1985 г.г.) – отец одноклассника Александра. Ветеран Великой Отечественной войны. Призван в июне 1941 года, участник боёв на Западном фронте. Попадал в окружение, войну закончил в Австрии.  Награждён  медалями  «За отвагу» и «За победу над Германией». Похоронен на городском кладбище.

10.   Григорьевская Нина Александровна (14.08.1921 – 10.02.2000 г.г.) –  мама одноклассника Николая. Ветеран Великой Отечественной войны. Медсестра боевых частей Черноморского флота (1941 – 1944 г.г.).  Награждена орденом «Отечественной войны» 2 ст.,  медалью «За оборону Кавказа» и Юбилейными медалями. Похоронена на городском кладбище.

11.  Майор Онкин Павел Иванович (1921 — 1976 г.г.) — отец одноклассника, ныне покойного Александра. Ветеран Великой Отечественной войны. Воевал в авиации и в пехоте, войну закончил в Венгрии. Награждён правительственными наградами. Похоронен на городском кладбище.

12. Полковник Буленков Владимир Васильевич (06.06.1916 – 27.05.1995 г.г.) – отец одноклассницы Людмилы.  Ветеран Великой Отечественной войны. Воевал в составе 255 бригады морской пехоты, награждён боевыми орденами и медалями. Ветеран труда Феодосийского механического завода СРЗ №1. Похоронен на городском кладбище.

13.  Буленкова Александра Васильевна (25.12.1919 – 23.02.1999 г.г.) – мама одноклассницы Людмилы. Участник, ветеран Великой Отечественной войны.  Похоронена на городском кладбище.

14.  Капитан Янаки Леонид Петрович ( 6.08.1916 – 25.07.1977 г.г.) – Отец одноклассника Леонида. Ветеран Великой Отечественной войны, участник партизанского движения. Принимал участие в освобождении Польши, ранен. Имеет правительственные награды. Похоронен на городском кладбище.

15.    Мичман Танашевич Николай Прохорович (1.05.1922 – 6.10.80 г.г.) – отец одноклассницы Валентины. Ветеран Великой Отечественной войны, участник боёв за Кеннигсберг и освобождение Польши. Имеет правительственные награды и ряд благодарностей от Верховного Главнокомандующего. Похоронен на городском кладбище.

Старшина транспортной милиции Феодосии Груздев

16. Старшина Груздев Анатолий Александрович (1923 — ок. 1982 г.г.) – отец одноклассника, тоже ныне покойного, Юрия Груздева. Ветеран Великой Отечественной войны и участник боёв за освобождение родины от фашистов. Фронтовой разведчик, в послевоенное время работник транспортной милиции. Похоронен на городском кладбище.

Н.А. Мусиенко (2)

17.  Капитан Мусиенко Николай Антонович (1920 – 2000 г.г. ориентировочно) –  Ветеран Великой Отечественной войны, воевал в артиллерии. Имеет правительственные награды. Любимый учитель математики 10 школы и нашего 10В класса. Похоронен на городском кладбище.

Ларионов

18.  Капитан-лейтенант Ларионов Андрей Андреевич (10.06.1920 – 30.04.1990 г.г.) – отец одноклассницы Натальи. В РККА с 1939 года. Ветеран Великой Отечественной войны. Воевал на кораблях Северного флота (1941 – 1945 г.г.) в различных должностях, награждён орденом Боевого Красного знамени и многими медалями. Похоронен на городском кладбище.

М.И. Санин19. Красноармеец Санин Михаил Иванович (28.10.1923-15.01.2001 г.г.). — отец одноклассника Александра. Ветеран Великой Отчественной войны. Связист, в боях под Москвой ранен, повторно в 1943 году в боях за Кавказ. Похоронен на городском кладбище.

Думаю, что я нашёл пока ещё не всех  из родителей и близких моих одноклассников, воевавших за нашу родину и похороненных в Феодосии – эту работу обязательно продолжим: просто надо общаться. И пусть это будет маленькая дань памяти их Подвигу.

НЕЗАБЫВАЕМЫЕ  ВСТРЕЧИ.

Не знаю почему, но мне всегда хотелось, по возможности, не расставаться со своими друзьями и подругами детства, поддерживать связи и знакомства.   Возможно,   мне казалось, что таким образом не теряется связь с детством и родным городом, а может быть, это просто дружба,  которая вечна. А с какими людьми может быть вечная дружба, как не с друзьями детства – одноклассниками?
Много лет, приезжая в родной город, постоянно посещал родителей своих друзей, старался повидаться с теми, кто никуда из Феодосии не уехал – таких тоже немало. Почему-то всегда такие встречи были как праздник. Праздник среди обыденности и однообразия военной службы, в том числе. А уж если удавалось встречаться чаще, чем на родине – например, специально заезжая в Москву (там сейчас живут целых трое одноклассников – а было четверо), то праздник бывал настоящий!
Несколько лет назад попробовал собирать тех, кто находился в Феодосии во время моего отпуска: стало получаться, потому, что те даже, кто и так видятся в Феодосии случайно и изредка, звались на встречу специальную, где некоторые  встречались  чуть ли не впервые.  И, кроме того, тут же находились наши приезжие – было очень интересно и волнительно!  Конечно,  далеко не всегда и не все могли и хотели,  по разным причинам, являться на такие встречи – первая  «масштабная»  случилась, кажется,  в 2009 году, но всё равно это было здорово!
И в этом июне 2011 года  встреча тоже получилась, хотя некоторые прибыли позже – кто в июле, кто в августе. Те, кто не смог встретиться в начале июня, встретились в конце, а в сентябре подъехали «опоздавшие» — этих нужно было свести – чтобы они тоже повстречались. Так Саша Онкин встретился с Сашей Переваем,  а  последний – даже с давно «пропащим» Сашей Саниным!   А тут уже и Арустамов посетил своих родителей – я рад,  что и ему тоже «поспособствовал» в обретении дружеских контактов. В них всегда играет замечательную роль «катализатора» Людмила Беседных —  верная подруга очень многих наших ребят и девчонок (ничего, что уже более 60-летних…)
В этом году, к сожалению, ни разу не смог подъехать в родной город Толя Морозов: но зато он бывал и встречался со многими в прошлом году. Никак не удаётся «достать» из Керчи Колю Славгородского – не смотря на настойчивые приглашения его земляка – Лёни Янаки. Ничего – подождём: какие наши годы! Несколько в стороне в этом году оказалась недавно мной «обретённая» Валентина Танашевич,  а до Натальи Ларионовой – каюсь – не дозвонился.    Трудно стало общаться с ещё одной верной подругой – Людмилой Буленковой; можно понять сложности и трудности в её жизни: у кого их нет? Думаю, что есть смысл, всё-таки, встречаться иногда для освежения своих душ воспоминаниями  и немножко хорошим  Крымским вином ;  ведь детство и школа  – это воспоминания о лучшем периоде нашей жизни, всё остальное – это проза.  Ну,  хотя бы иногда должна быть поэзия?!

2009 год. Морозов с женой, Лелеко, Янаки и Барковская.
2009 год. Онкин, Мамбетова, Лелеко, Беседных и Барковская.

Немало имеется критиков  среди самых близких – в том числе: мол, зачем это всё надо?  Смотреть на стариков и их «достоинства» так не весело…  Но мои аргументы – вот они – смотрите выше; тут ничего не добавить и не отнять.
Надо радоваться тому, что нам хорошо именно друг с другом: потому, что ближе людей, чем друзья детства, и быть не может…
Да здравствуем мы – бывший, нет – просто 10В класс 10 школы города Феодосии одна тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года выпуска,  и пристально наблюдающая из далёкого Израиля наша классная – Светлана Михайловна Ефимова – дай ей Бог здоровья и благополучия, как и всем нам тоже.

2011 год у музфонтана. Те же, но справа Нестюк и Завьялова.
Слегка опоздавшие — Саня Онкин и Лёня Янаки.

ПРИТЯЖЕНИЕ ПРОШЛОГО.: 1 комментарий

  1. Нет сил переделать или добавить: время неумолимо. Ушёл Саша Онкин, пришла Наташа Ларионова…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.