«Налбантов — зараза?». Из истории проблемы.

Резкий, хлёсткий, прямо – разящий материал на сайте родного города Феодосия (kafanews.com) с фотографией продавленного колесом грузовика асфальта возле канализационного люка, так и бьёт наотмашь «главного героя». Что ж, написав краткий коммент, напишу  и полный – но тогда уж, будьте любезны, прочтите его до конца – кое-что станет понятно из истории данной проблемы.
Итак – фото показывает до неприличия похабный сюжет:   но,  может быть это исключение?  Совершенно  нет – таких мест, когда Бог даст приехать в Феодосию, я могу показать сотню,  а  может больше.   Это  улица  в  какой-то нагорной  части  города      с покрытием из асфальта на неизвестном никому основании   –   т.е.   есть там щебёночная подушка или нет – никто вам не скажет, но самое главное в том,  что совсем   нет   защиты этого асфальта от ливневых и талых вод. Это означает, что там, где воде угодно,  там она и затечёт под асфальт – что будет дальше происходить объяснять? Правильно – не надо, тут уже дело времени,  но всё равно асфальт этот,  бедный,  разрушится.  Вначале,   правда, станет вот таким, как на снимке – мягким, трещиноватым. Какой там грузовик  –   он уже человека  не  выдержит.     Объясните  мне  попутно – это чья «епархия»  —   Налбантова? (Петрова, Сидорова или Ахметова?).   Нет – вроде дорожников, верно? Вот если бы из-под этого люка что-то выливалось, вот тогда да – Налбантова – К ОТВЕТУ!!!    Так что малость погорячились, граждане?
И вот теперь – про улицы и их сохранность. Сколько десятков лет наблюдаю за улицей моего   и  ряда  других  моих  друзей  детства   –    Тимирязева,    которая  теперь    носит историческое  имя  Армянская,  и  удивляюсь:  не  было раньше – нет  и  теперь  у  местных дорожников  желания разобраться,   в конце концов,    в причинах возникновения целой реки Хуанхэ  –   нет  ЯНЦЗЫ,  после   хороших   дождей или таяния снега.     Жёлтые потоки бурной  воды   столетиями низвергаются   с   гор  и   устремляются в море.    Конечно, многократно уложенный асфальт за упомянутые десятилетия «терпел», «сопротивлялся». Но против воды не устоишь – даже капля что делает всем известно.     И…   новый слой, новый.

Место, где ул.Айвазовского примыкает к Армянской: обратите внимание на асфальт.
Место, где ул.Айвазовского примыкает к Армянской: обратите внимание на асфальт.

Но это в историческом месте, возле  садика А.К.Айвазовского:   а пройдите выше,  к  улице  8  марта,   или  влево,   по  улице  и  переулку Айвазовского  –  там вы увидите совсем другую картину:   эти участки  дорожное руководство нашего города   НИКОГДА  И  НЕ  ПЫТАЛОСЬ   защитить –  булыжный  камень  мощения  оказался  самым  устойчивым  покрытием и его никогда не меняли на асфальт:   знали,   что это   –   бесполезно!   И   так  бы везде на горных-то  улицах    (как в древней Кафе было )…   Но нет – хочется лучше,   но получается…  как на фотографии.
А есть многие километры улиц, расположенных вообще в логах, на прижимах – там и строения-то постоянно под угрозой смыва со склонов, где они притулились…
И никто, получается, в нашем городе не ведает, как с этим явлением бороться, можно ли    улучшить    аховое   положение  по   водоотведению  и  защите   городских   дорог    и строений от ливневых  и  талых вод.  Пусть на меня никто не обижается: факт ведь налицо, умноженный на годы.   Но,   правда,  только моей жизни:   про   то,   что   было   раньше – отдельный разговор,  который,  как мне кажется,   уже  давно назрел.
Я   поражаюсь мудрости генуэзцев,  их  дальновидности, основательности   и инженерному   – не побоюсь этого определения – искусству!  Средневековые  арендаторы –  и  никто  больше  (они  ведь  не  были  владельцами  этой  части  суши!),     подошли     к строительству   и  обустройству  своей  новой твердыни так,   что   и   сейчас можно долго удивляться мощи и качеству кладки сохранившихся стен ( и храмовых – тоже!).  Но вокруг них достаточно  много  других  сооружений,   тоже   выложенных   на    прочнейшем растворе,  назначение  которых  не  всем   понятно.     А   между  тем,      это  рвы   вдоль стоявших когда-то крепостных стен,  имевшие каменную    отмостку    для    прочности,  выполнявшие  в  крепости   двоякую  функцию  –     защитную      ( чтобы неприятелю добраться до стен нужно было вначале преодолеть ров) и водоотводную,   для сбора и отвода любых масс воды.      Это   стоит   подчеркнуть    особо:   ведь   в   наше    время поперечный профиль водоотводной канавы – это предмет расчёта проектных институтов,  и  никак   иначе.   Если   тут допустить ошибку,   то    когда-нибудь   воды   может оказаться столько,   что   водоотвод  не  справится  с  защитой сооружения!     Интересно,   что   же   это –   в   Генуе    средних    веков    был…   институт проектный?!          Но  ведь    кто-то,    руководивший этой грандиозной стройкой,   задал  поперечные  размеры  водоотводных канав, каналов или, если хотите, рвов.  Определение продольного их расположения      в плане – задача гораздо проще: вода сама указывает людям миллионы лет,      куда    ей предпочтительнее течь.     И пока   что  никто ещё    не усомнился в точности этих расчётов,    если  только кто-то  не   поступал по своему усмотрению: например, зарывал   ров,     и  –  успокаивался     себе!    Так   произошло  когда-то  на улице Армянской,    выше      храма Архангела Михаила и Гавриила,   немного ниже  автобусного    кольца      ( второй маршрут?),   рядом с бывшей тут  рядом ткацкой фабрикой – здесь  располагались одни из ворот крепости – Ворота предместий ( см. www.krim.biz.ua),  возможно   даже с подвесным мостом…   через  ров.

Вот это место.

Кто сомневается – поверните голову налево (если стоите спиной к Тепе-Оба на автобусном кольце)  –    увидите   до   сих    пор действующий,     полузасыпанный     и   полный    всяческого мусора ров,  отводящий воду, которая в него попадает,  и сейчас.      Но попадает не вся – большая,    наверное,     часть,   предпочитает течь туда,   где  проще  и  легче – прямо по Армянской.     Если присмотритесь повнимательнее,   то     заметите  небольшую  седловинку   прямо   перед глазами (высокому  —  лучше присесть):  там  ров кому-то когда-то помешал, и его просто засыпали. Тут и были эти самые ворота    когда-то. О результатах – читайте выше.

Стены церкви Архангелов Гавриила и Михаила выглядят ветхо - много трещин. Почему же? Только из-за потоков воды, подмывавшей здание многие века!
Стены церкви Архангелов Гавриила и Михаила выглядят ветхо - много трещин. Почему же? Только из-за потоков воды, подмывавшей здание многие века!

Раз уж  мы находимся   и   размышляем   на   Армянской,    стоя спиной к Тепе-Оба,  то легко вообразить, что ров этот защитно-водоотводный, когда-то имел место и правее, причём до самой верхней точки улицы Сейсмической, под самой башней Святого Фомы, фрагмент которой пока возвышается на Митридете   (может, скоро сроют… под дачку?…).

Вид на фрагмент башни Св. Фомы и ул. Сейсмическую - по сути засыпанный канал.
Вид на фрагмент башни Св. Фомы и ул. Сейсмическую - по сути засыпанный канал.

Само собой,    тем,  кому интересно,   можно прогуляться вверх по улице Адмиральской до этой самой  Сейсмической,  и   попробовать себе вообразить,  где шла стена и где располагался водоотводный канал.  Впрочем,  сама улица Сейсмическая в районе Фомы каналом и является   –    даже отмостка  его частично сохранилась, это около бывшего саманного  жилого домика под  номером 9.

Вот они - остатки отмостки канала, напротив бывшей мазанки №6
Вот они - остатки отмостки канала, напротив бывшей мазанки №9.

Кстати  –   это место является    в настоящее время водоразделом:     тут  водные   потоки  от   дождей   и    талого    снега разделяются    –     один  из  них,   попадающий   частично  в  море по каналу  на     улице Адмиральской   (уходящий под землю у первой школы), мы уже слегка обследовали,  и выяснили, что часть водички так и льётся по Армянской улице,   и это будет продолжаться неизвестно сколько.    А вот второй поток  и,    соответственно водоотводный  канал      от упомянутого      водораздела,   имел место  по  улицам      Водосточной    (   ну  как её ещё   назвать-то было!),    Ново-Карантинной,    Партизанской        (вот  где     кущей-то     диких – настоящий партизанский край!),

Так местами сейчас выглядит канал...
Так местами сейчас выглядит канал...

уходил     «тылами»    между     заборов         частных  домовладений       недалеко    от    башни    Джованни-ди-Скаффа    по    Карабельной      к  древнейшему,  как говорят,  мосту по улице Ленина,   и   далее устремлялся по ложбине  к  морю через проём в поперечной стене крепости,    огибая   церковь   14   века      Иоанна  Предтечи   (Ныне  –   Иверской   Божией    Матери).     И     сейчас дождевая водичка этот маршрут не  обходит стороной…

Но не везде так плохо канал сохранился: вот сижу на сохранившемся мощном фрагменте отмостки на повороте - никогда его вода не размоет...
Но не везде так плохо канал сохранился: вот сижу на сохранившемся мощном фрагменте отмостки на повороте (между В16 и В17) - никогда его вода не размоет...
Сохранился даже архитектурный шедевр средневековых зодчих - мостик через канал! Слава Богу, он оказался в стороне от людских интересов...
Сохранился даже архитектурный шедевр средневековых зодчих - водопропуск в несуществующей башне В16 через канал! Слава Богу, он оказался в стороне от людских интересов...
А вот и древнейший мост Феодосии на улице лучшего друга всех генуэзцев и феодосийцев - Ленина. И всё ещё трудится...
А вот и древнейший мост Феодосии на улице лучшего друга всех генуэзцев и феодосийцев - Ленина. И всё ещё трудится...

Значит,  отметим   для    себя,  что  расположение данного  рва  по  всей  его предполагаемой   трассе   от  башни Константина  до  самого моря на Карантине   полностью  повторяет расположение стен  и башен крепости Каффа с нагорной стороны.   Можно уже и схему рисовать (а можно сравнить с имеющейся), хотя я речь веду, в общем, всего лишь про водоотведение средневековых генуэзских арендаторов  данной территории.
У крепости есть и частично действует ещё один защитно-водоотводный ров – южнее  Карантинного холма, перехватывающий и до сих пор отводящий дождевую воду в море в самый южный проём стены крепости напротив памятнику  врачу Белиловскому.  Мне   не удалось полностью обследовать трассу этого канала: ясно только, что начинается он выше и южнее башни Джованни-ди-Скаффа.   Есть ещё одна – самая южная часть крепости;     её крайняя башня, судя по сохранившемуся нижнему поясу – круглая, как бы нависает сейчас над лодочными гаражами…

Вид защитно-водоотводного рва с южной башни.
Вид защитно-водоотводного рва с южной башни.

Видимо,    дозорные генуэзцев,     выставлявшиеся  на  этой башне,     должны  были  первыми извещать о появлении на море неприятеля.   Но,   как  и около  всех  других  стен,     тут   тоже   имеется   глубокий   и   очень широкий     защитно-водоотводный ров:   любой противник откуда бы он не проник,   к   стенам  крепости мог приблизиться только минуя это ров, находившийся под огнём  арбалетов  защитников. Но и тут, в этом весьма косогорном месте,   стенам не могла угрожать никакая вода в любом количестве – канал справился бы с любым потоком!
Зачем я всё это рассказал – да всего лишь,   чтобы  напомнить  причастным     к водоотведению лицам, да и всем жителям тоже:  всё новое – это хорошо забытое старое, а так же не всё старое обязательно устаревшее – иногда опыт древних  стоит не только не забывать,   но и использовать на благо города,   о  котором, получается,   генуэзцы думали больше,   чем наши современники.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.