ПРОЛЕТАРСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ «НАИЗНАНКУ».

А ведь как учили – правильно!  Везде, начиная с детского сада.  Во-первых – «Миру мир!», потом – «Человек человеку – товарищ и брат».   Правда,  попозже,   например,  в пионерах уже, потихоньку выяснялось, что имеются заклятые враги в виде империалистов – «поджигателей войны», и прочих.    А уж в комсомоле-то вообще всё становилось ясно –  «Бей гадов»…   Ну, это упрощённо конечно, и очень условно.  К окончанию средней школы уже каждый знал, что такое «пролетарский интернационализм», «дружба народов»  и построение социалистического общества.  Пожалуй,  можно сказать, что ничего, в общем, плохого, в наши головы не вбивалось: все эти  «постулаты» —  как  я уверен  теперь – были хорошо переделанные,  переиначенные   и «присыпанные» сверху коммунистической риторикой  христианские заповеди, лучше которых, как известно, человечество так и не смогло ничего придумать за многие тысячелетия своего развития. Для воспитания хороших, добрых людей…
Но что же иногда получалось в жизни? Причём, весьма часто?  А совсем другое, почему-то. В том числе в отношениях людей, которые должны были бы, по замыслу Ленинского Политбюро ЦК КПСС,  лично всех Генсеков,  вместе взятых,  а так же всех политотделов и политуправлений   в Советской армии,   достигнуть прямо-таки, гармонии…     Но вот по части «братства народов», которое по моему убеждению, должно было бы проявляться именно на самом общечеловеческом уровне    ( а вовсе не «в верхах»),    у  нашей социалистической системы были явные провалы!  Поэтому  именно они постоянно и до сих пор порой, приводили и приводят   к, мягко говоря, негативному отношению к России как стране в целом, и к русским – в отдельности…
Мне, к счастью, пришлось покинуть пределы братской страны Монголии раньше событий, которые начались, как мне рассказывали позже знакомые офицеры, при выводе нашей бригады из МНР. Иначе, возможно, и мне пришлось бы получить, например, камень в окно квартиры. А ведь рассказывали дикие вещи: что монголы ломились в дома военных  и уносили оттуда всё, что там было, нападали на женщин, детей.  Отнимали что хотели…   Поначалу даже как-то не верилось – неужели такое могло быть?!  И это те, кто с радостью и улыбками освобождали  место в автобусе для моей жены,  когда мы  туда заходили?!  Это тот, который подал ей же руку,   чтобы перевести через ручей, протекавший рядом с нашей частью?   Но… это было, было.   И не только и даже не столько по отношению к представителям нашей железнодорожной бригады     (УС-15 Минтрансстроя СССР) – ИМ БЫЛО ВСЁ РАВНО тогда,  что это были за русские.  И это удивительно.  На первый взгляд, только на первый…
Я долго думал, стоит или не стоит вспомнить о тех, мягко говоря, негативных моментах пребывания Советской армии в МНР в годы моей службы там, и решил, что надо. Это надо знать и помнить – в этих самых моментах – именно в них, на мой взгляд, заключается причины такой резкой перемены в отношениях к нам, русским, традиционно считавшими себя не гостями, а  хозяевами в этой замечательной и обширной стране с добрым, лояльным и неторопливым народом…
Просто несколько  случаев, свидетелем которых мне пришлось быть,  и  больше ничего.
Известно, что солдат советский, как правило, контактировал с местным населением очень мало. Разве что, как у нас, иногда присутствовал на каком-нибудь совместном мероприятии, концерте. Такое у нас в батальоне бывало, и об этом я уже написал.

Цирики в/части 150 МНА во время концерта в клубе нашего батальона.
Цирики в/части 150 МНА во время концерта в клубе нашего батальона. Инструменты — древние монгольские ятги.

Иногда – тоже имеется  много свидетельств, солдатики вступали в

... и их благодарные слушатели в/части п.п.82592.
… и их благодарные слушатели в/части п.п.82592.

«экономические отношения» с местным населением по части «толкнуть» какие-нибудь продукты, сигареты, и прочее.    В общем,   деяния  хоть   и предосудительные, но для «пролетарского интернационализма»  совершенно безвредные: ни хорошо, ни плохо. А вот на сайте  mongol.su  встречаются очень интересные рассказы о настоящей и  бескорыстной  помощи монгол нашим солдатам, читая которые становится тепло на душе: именно в таких отношениях людей  и  есть суть,  как мне кажется, добрых и дружеских отношений, которые изначально и очень давно сложились между нашими народами. Значит, на человеческом уровне всё было очень хорошо, но… не всегда и не везде!
Летом 1992 года я впервые оказался на новом объекте  южнее  Чойра – в Советской мотострелковой дивизии на площадке М-35,  к которой нам поручили строить   поъездной железнодорожный путь.  Об этом строительстве,  жизни в дивизии  и  её  «оборотных сторонах» стоит рассказать отдельно, сейчас же – про нашу тему.
Июльской ночью, не без сложностей (перрона  как такового, на 22 разъезде, кажется, не было совсем), удалось погрузиться в поезд  Сайн-Шанд  —  Улан-Батор, проводница – монголка выдала мне верхнюю полку в купейном вагоне, и – вот оно наслаждение, спать, спать. Мигом засыпаешь под  частый  стук  колёс  по стыкам  12-метровых  тогдашних рельсов…
Прибытие на станцию Чойр часа в четыре утра меня разбудило – поначалу подумал, что сон какой-то снится с массовой батальной сценой – гул многих сотен людей, и… выстрелы. Настоящие выстрелы из табельных советских пистолетов ПМ!  Как тут спать?!  Сел на полке,  думаю – что же это?  Ясно, что советские военные – за окнами пьяные крики, мат. Визг женских голосов и детский плач – начинается «посадка» отпускников чойрской (а может быть и ещё каких-нибудь других воинских частей)  дивизии и вагон начинает раскачиваться.   В  моём купе заняты все остальные полки  — все монголы встревожено сели свесив ноги, ждут что будет дальше.   Преодолев слабое сопротивление проводницы,  в коридор прорываются наши: они рвут ручки каждого купе, не слушая проводницу.  Абсолютно  ясно, кто в вагоне хозяин!  Наконец,  ор достигает нашего купе, открываю дверь,  вопрошая: «Мужики, что случилось-то?».  Некто в гражданке слегка рычит, указывая на полки,  но  я  поясняю, что всё тут занято,  и  он двигается дальше.  Ещё несколько  «желающих» тоже получают разъяснения.  По-видимому, мне попались не самые горячие головы, и нам всем крупно повезло…   Поезд не отпускают: вагон продолжает раскачиваться, народ – набиваться, за окнами – крики и стрельба.  «Посадка» длилась не менее минут сорока…
Можно предположить, с учётом сцены, виденной мной чуть раньше и не раз – позже,  именно у билетных касс вокзала станции Чойр, что монгольскому населению в тот период пробиться к поезду, даже имея билеты, было просто невозможно.  Да и приобрести билет, стоя в очереди, днём – тоже.    Из очереди их просто выталкивали с хорошо известными словами на русском великом языке…  Эти люди, как правило воспитанные и образованные ( а кто, интересно, ездил поездом в столицу – конечно интеллигенция,  чиновники в общем — местная элита), пытались увещевать доблестных представителей Советской армии на хорошем русском языке…  Куда там…   Как же было стыдно находиться рядом и такое слышать!

Партийный секретарь Айраг сомона заехал в наш полевой городок. Последняя встреча, 1985 год.
Партийный секретарь Айраг сомона товарищ Гомбожав заехал в наш полевой городок. Последняя встреча, 1985 год.

Оскорблённые до глубины души люди, считавшиеся «по марксистско-ленинской науке» нашими братьями, воспитанные так же, как и наши военные, понурив головы вынуждены были покидать кассовый зал…    Вот сейчас пишу это,  и сам как-то до сих пор не верю до конца, что был свидетелем,  и не раз,  такого дикого поведения наших советских офицеров!    Как и кто их воспитывал? Кто были их командиры и политработники, раз они вели себя так не достойно?!   И стоит ли удивляться, что в последствии,  монгольское населения стало враждебно относиться   к русским, покидавшим их страну?  Люди в Монголии всё знали про подобные случаи и не питали никаких иллюзий по части «своих братьев»…  Хорошее достигается долго и трудно: испохабить всё можно мигом.  Что и сделала наша «славная» общевойсковая армия. Думаю, что всё это России «аукается» до сих пор…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.