Советская армия 60-х годов – это порядок, дисциплина, строй, физподготовка и т.д. и т.п. – до бесконечности. Особенно  в военном училище желдорвойск,      куда я поступил непосредственно после    школьной парты.   Упустим для экономии газетной бумаги мои успехи в учёбе, но не сказать про большие нагрузки по физподготовке просто не могу. Тяжело было.    Физкультурой или спортом это назвать было сложно – кроссы, марш-броски с полной выкладкой и прочая гимнастика в…сапогах…  Однако же,  в свой первый отпуск через год,  я прибыл к маме поправившись килограммов на 5!     Это при так себе, скажем, питании тогдашних курсантов.    Но футбол в училище нашем, к сожалению, не котировался, а болельщиков не было совсем.        Во взводе      меня  «подкалывавли» не мало за мои увлечения футбольные.  Например,   Витя Букреев  так и «приклеил» мне прозвище «Фаркаш»: всем было смешно, глупым – не понимали, что даже в виде клички имя такого великого венгерского футболиста носить почётно!
…И был летом 1968 года «момент истины», когда наш взвод первокурсников  отправили из учебного центра в Ленинград нести службу в училище во время выпуска молодых офицеров.     Это была великая честь, и сопровождалась она весьма слабым контролем за нами, «молодыми».   Настолько, что «вступив в сговор» с другом ( прости меня господи, грешного, за любовь к футболу!) и временным старшиной нашей полуроты,  «нарисовав» увольнительную, будучи дневальным по роте, я помчался на стадион имени С.М.Кирова – тогдашнюю главную арену колыбели Революции,   на матч «Зенита» с…    конечно же, «Пахтакором».  Мне везло: патрулям я, не по форме одетый, не попался – они орудовали в других местах.     Впечатления  от того похода на футбол свежи в памяти:     чаша, побольше «Непштадиона» в Будапеште раза в два, полна народа.   Тысяч 75 -точно.     Смотреть  футбол пришлось сверху и я мало кого разглядел  –   приходить надо было заранее.       Запомнился великий Узбекский нападающий  Геннадий Красницкий, находившийся тогда уже на закате своей славы.      Теряя мяч он останавливался и начинал ругать…     своих «нерадивых партнёров»… Так что «Зенит» выиграл что-то 1 – 0 или 2 – 1,    было обидно; но я, на всякий случай, не распространялся о своих чувствах – хоть тогда в Питере  ещё не было фанатов,    но по роже получить можно было запросто.       Всегда  помню эту встречу с любимой командой; тем более, что всего удалось увидеть игру «Пахтакора» 3 раза в жизни.    Последний, в городе Джизак, я уже описал в предидущем рассказе…
Потом была офицерская служба. Личный состав, техника, политзанятия, дисциплина и – трасса, трасса.  В желдорвойсках это означало нахождение на объектах строительства материально-технической базы коммунизма  и  ввод  их  в строй как можно быстрее, желательно досрочно и к какой-нибудь дате. Это, впрочем, хорошо известно не только по нашим славным войскам.     Тот период для болельщика был «пустой»: времени тогда не находилось – объектов было много а времени мало.  Где-то в украинской, молдавской или брянской глуши, где мы что-нибудь сооружали,  о футболе не думалось  вообще.
Новый поворот получился тогда,   когда отпустили учиться в академию тыла и транспорта – снова в Ленинград.    Упуская детали скажу, что изредка бывал на играх «Зенита», но поскольку я не его болельщик, да и проблем всякого порядка было немало, вспоминается только одна игра, конечно же с Ташкентским «Пахтакором»,  примерно в 1975 году…  Ажиотаж!  Толпы народа вокруг стадиона имени Кирова. Я, умный старший лейтенант, на трибуны попал часа за 3 до начала игры. Со мной –

Великий Качалин, злой Красницкий и добрый Абдураимов, жаль - не весь с кадре. Стадион им. Кирова, Ленинград.
Великий Качалин, злой Красницкий и добрый Абдураимов, жаль - не весь с кадре. Стадион им. Кирова, Ленинград.

«неотделимый от меня»  ФЭД.  И   я двинулся вниз в надежде сфотографировать великих, по крайней мере для меня, футбольных людей из Ташкента.   Густое оцепление из солдат внутренних войск, в основном почему-то узбеков, меня поняло, пропустило безропотно – никто не остановил. Просто я произносил свой пароль — «Красницкий, Абдураимов, Качалин», показывал фотоаппарат и…передо мной расступались. Вот этот снимок перед вами – последний кадр оказался не полным (плёнка кончилась некстати!) и лицо замечательного нападающего и тренера,   мастера спорта    Берадора Абдураимова   наполовину отсутствует – это он, взглянув на меня, сказал – «Смелее, снимай!»…   В это время Красницкий, будучи чем-то сильно недовольным, нервно курил и не смотрел в мою сторону, а старший тренер Гавриил Качалин – мэтр из великих или один из них, был спокоен…    Вглядываясь в этот плохонький и некачественный снимок   я    до сих пор не вполне верю, что это я был около них, вот так – близко…  Нет, это один из самых великих моментов в  моей болельщицкой жизни!  …А игра тогда тоже завершилась поражением моей любимой команды из столицы солнечного Узбекистана: они вели 1 : 0 (гол забил точно помню – прекрасный нападающий Хадзипанагис, уехавший потом в Грецию),  но после начала дождя «Зенит» сумел провести 2 мяча…
Проще было попасть на стадион «Динамо» — ныне главная арена Санкт-Петербурга стадион «Петровский»: просто вместо пары в академии идёшь смотреть футбол.  Но я тоже, надо сказать, не болельщик «Динамо». Может поэтому даже в Киеве на практике летом 1976 года я, сам себе поражаюсь, даже не попытался попасть хотя бы на одну игру киевского «Динамо», зато посетил как-то игру киевского СКА…   Но теперь жалеть уж нечего: что было – то и было!
…И вот снова – трасса, трасса.   Только новая – саратовские степи, монгольские пустыни и горы, кемеровская тайга и, где-то вдали, ещё даже не маячит, Тюмень…
Кое-какие соревнования в выходные дни в полевых городках, что-то смотрел по телевизору (где были зоны приёма телевещания) – так, ничего запоминающегося. 70-е, 80-е годы. Отстаю, отстаю…   Временами, особенно в Монголии, где трасса была как в первобытном мезозое – без радио и телевидения, связь с миром осуществлялась только при помощи газет. Хотя немножко вру: в центре Гоби ( ощущал там себя как в центре Земли!) мой ВЭФ вылавливал на коротких волнах  радио  «Сайпан» из Гонолулу… Но это как раз и не относится к футболу!   Дома в Улан-Баторе бывал редко и не долго – какой там футбол!
Но вот — ещё знаковый случай.  Тоже – только с болельщиком мог быть,   уверен.
…Жаркий июнь 1986 года. Я с группой наших офицеров и прапорщиков прилетаем из Улан-Батора на восточный объект нашей же части, на партсобрание. Я – ответственный за сдаточные объекты на Юге Монголии – их было 3, на расстояниях в 200-300 километров друг от друга,  задачу «провалил», объекты вовремя не закончил и вообще подлежал партийной «экзекуции».  Получил  всё, что мне подготовили политорганы,  а  затем  к вечеру нашу  группу отвезли  в город Чойбалсан на военный аэродром.   Оттуда только и можно было добраться на попутном самолёте славных ВВС Советской армии домой,  т.к. наш АН-2 уже улетел.  Подъехали к вечеру, но выяснилось, что мы почти опоздали: стоит один борт АН-26, а его экипаж нервно ходит вокруг самолёта и курит, курит… Парни, оказалось,  базируются в Улан-Баторе и там живут, но приказы — есть приказы.  «А что, ребята, полетим?…» — отмахиваются. Вечер уже, всё! Где тут устроишься на ночь, в чужом гарнизоне?   Тоска…      Но вот из какой-то будочки, видимо диспетчерской, доносится зычный голос, который что-то приказывает со многими известными всему миру словами. Ба! Да это начальник ВВС округа – что он тут делает-то?  Экипаж кратко сообщает: его надо бы в Читу, но там гроза,   а тамошних диспетчеров не испугаешь никакими генеральскими приказами на любом языке: нет, и баста!  А ведь рядом комдив местный – уже всё всё приготовил…   Наконец, генерал понимает, что гроза над Читой —  надолго. Выходит злой презлой, только фуражку не истоптал,  даёт «отмашку».     Мигом подскакивает УАЗик и генерал начинает садиться.     Командир нашей Анки подбегает и получает разрешение!     Ура – кто куда:  генерал с комдивом – в баню,   мы – в самолёт. Винты уже вовсю вращаются – это бортмех уже визуально всё понял!    Только забрались, как стрелок уже втаскивает трапик: а машина уже… отрывается!  Как это?!    Пялимся в иллюминаторы, видим: Анка наша взлетает прямо с боковой какой-то рулёжной, что ли, дорожки! Вот это да! И это ещё, как оказывается, не все «примочки» этого доблестного экипажа по пути в столицу солнечной Монголии!
Летим над Хэнтийскими горами, красота! Скорость очень приличная, а борт пустой – только мы, человек 8.    Грохот внутри, вибрация – едва слышим друг друга. Знакомимся – оказывается, второй пилот – мой земляк, из Евпатории, кажется.   Это оказывается достаточным поводом чтобы…выпить авиаспирта.    Напиток явно не богов, т.к. с глицерином.    Но в воздухе, да ещё в жару – а летим не высоко, нормально.    В разговоре, наконец, выясняется, что парни действительно сильно торопятся – это было видно с самого начала нашего пребывания на аэродроме. И куда же вы думали? Конечно, на футбол! Наша единственная первая программа в Монголии должна транслировать матч Чемпионата мира по футболу между СССР и  Бельгией  из далёкой Мексики!   Вот в чём был прикол и момент истины!   Опять – в футболе, а мне как-то даже стыдно стало, что я не в курсе.    Но на нашу «дикость» желдорвойск, помню, я это «списал»,    успокоился и ещё немного добавил с земляком и его экипажем.         Но это, оказалось, ещё не всё!   Приближаемся к Налайху, где базировалась тогда вся транспортная авиация:   и наша и монгольская, но не снижаемся и летим прямо к городу  . Чего так, ребята – спрашиваю. «Дак  времени-то нет уже, надо быстрее.   Вы с нами до города-то поедете?»   Конечно, обязательно…  Откуда, куда – не поняли.  А они, весёлые, мчат вперёд, прямо…в сопки, которыми то ли заканчивается то ли начинается аэропорт столицы, «Буянт-Ухаа». Поняли: значит, они туда. Оттуда действительно ближе до центра намного.    Но…как они летят?! Становится   чего-то  не  по себе:   дело в том,   что полоса там сооружена под большим уклоном: взлетают самолёты как-бы «с горы» — только начал разбег – уже нос в воздухе. И – наоборот: садятся «в гору».       Мудро  сделано,  ничего не скажешь.    Но  для  этого обязательно надо сделать большой  круг в сторону  города, и тогда заходить на посадку.    Даже  нам, железнодорожникам, это понятно.    И нашему экипажу – тоже,    но…они же торопятся на футбол, и  поэтому… «пикируют»  прямо на полосу…сверху.      Вы этого не можете представить, когда машина почти пикирует ( это транспортник!),    вокруг       в иллюминаторах – сопки, и… вдруг внизу  мерах в 20 может, меньше,  – полоса посадочная возникает!  И – плюх,   мягкая,   профессиональная посадка.     Поскольку  нету   никаких приспособ чтобы держаться, мы сыпемся к переборке, мигом    протрезвеваем,    успеваем вспотеть  и…  прибываем очень быстро в аэропорт   столицы  Монголии.    Прыгнув    в Зилок, стоящий рядом с заведённым двигателем,  мы мчимся  от самолёта,    стоящего с вращающимися винтами рядом с полосой,  и   через 20 минут прибываем   в центр Улан- Батора. Замечательного монгольского города, в котором уже точно известно  — развивается новый для монголов  вид спорта – футбол. Так что в этом случае, с риском для жизни, запомнился факт, связанный с футболом, а не сама игра и даже не результат…  Бельгии сборная СССР проиграла… А как мы спешили!
…А на «пике» своей карьеры после Монголии в 1986 – 1987 годах командовал воинской        частью      механизации  на строительстве новой ж.д. линии Мереть-Среднесибирская  (которую потом превратили в автостраду), это в Кемеровской области .   Часть  дислоцировалась   километрах  в  30 от города Гурьевска,     и был там    у меня замечательный соратник не только по служебной и воспитательной, но и по футбольной части: замполит Юра Иванов. Вот его-то усилиями в нашей части была создана футбольная команда, выступавшая на первенство города Гурьевска целых два сезона!

Футбольная команда в/части 36273 (Чуваш-Пайского гарнизона) - участник Первенства г.Гурьевска по футболу. 1986-1987 годы. Кемеровская область.
Футбольная команда в/части 36273 (Чуваш-Пайского гарнизона) - участник Первенства г.Гурьевска по футболу. 1986-1987 годы. Кемеровская область.

Этот факт является уже предметом моей гордости   –    удалось,   в    какой-то степени, удовлетворить свои футбольные амбиции; ведь неплохо мои солдатики выступали, и была это настоящая сборная батальона. Полный интернационал, короче – все таланты всех наций и народностей Союза в ней были. Своя поляна, правда, была позорная, поэтому команда ездила играть в город. И, конечно, командир игр не пропускал…    Да, это тоже было. Удивительно, но почему-то политорганы нас «не поправили» за это увлечение, даже странно.     Ведь никаких команд, да ещё с выездами, в частях войск иметь было не положено. Значит нам просто повезло! Должно же, чёрт возьми, везти болельщику!?             5.06.08 г. Статья для «Тюменского курьера».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.